tapirr: (Default)


Доклад Олега Устинова. Протоиерей Александр Мень и проблема соотношения веры и культуры
tapirr: (Мессия Иисус)


Анна Борзенко: Вчера в храме свв. бессеребреников Космы и Дамиана в Шубина состоялась долгожданная презентация книги Сони Руковой "В ожидании Спасителя", написанная в в 1982г. по благословению о. А. Меня. Лучшей ветхозаветной историей для детей назвал о. А. Сонечкин вдохновенный и в то же самое время очень точный (по-математически - ведь Соня Рукова не зря мех- мат закончила:)) труд. Это был и вечер- презентация книг Валентин Серебрякова, благодаря которому вышло новое издание Сониной книги. Я не была на этом вечере и очень жалею об этом. И Соня Рукова не смогла быть по болезни.

Но Сонечка прислала текст, который она собиралась прочитать (думаю, наизусть) на презентации своей книги.

Читайте!

С.Рукова пишет:

"Мне хочется рассказать о том времени, когда я писала эту свою книгу.

1982-й год. Кто-то пережил то время 80-х в Новой Деревне вместе со мной, кто-то сам по себе, а кого-то оно и миновало.
Время, когда верующий человек из «дикого племени интеллигентов» (по удачному выражению Сергея Сергеевича Аверинцева) был под пристальным наблюдением (опекой) КГБ.

Время, когда по дороге от остановки автобуса на «уголке» и до самой Сретенской церкви в Новой Деревне – 1 км, – идя по обочине ранним утром на службу, я неизменно видела на шоссейной дороге (улица Центральная) некую черную машину, словно сопровождавшую меня (и не только меня) до самого поворота к храму.

Время, когда вызывали на Лубянку для допросов, а порой и арестов, духовных чад отца Александра Меня. И не только их! Мне никогда не забыть, как однажды после всенощной, которую служил наш тогдашний настоятель (отца Александра не было), меня вместе с другими певчими вежливо, но настойчиво, попросили зайти в настоятельский кабинет, где сидели несколько суровых дам из местного исполкома, которые допрашивали бедных бабушек-певчих (все пенсионеры) – на предмет, сколько они получают от храма за свое пение (даже 30 рублей грозили лишением пенсии). От допроса меня спасла тогда одна из бабушек, буквально загородив меня от начальства и вытолкав из комнаты (мне-то точно грозило увольнение). Признаюсь, что все 3 км до станции бежала со всех ног с трусливо бьющимся сердцем. Но утром приехала готовая ко всему (сразу появилась староста: «Ты почему вчера сбежала?» - «Спешила на электричку. Ехать далеко, поздно ведь, а дома ждет семья…» - «В следующий раз – не вздумай убегать» - «Обещаю»).
Это время, когда на обычной всенощной под воскресенье пели от силы три-четыре старушки (молодежь приезжала утром в воскресенье, когда отец Александр или служил, или исповедовал).

И однажды, когда рядом со мной стояли только именно три или четыре старушки (я их называла «наши ветераны») с давно изношенными голосовыми связками, но еще хорошим музыкальным слухом, отец Александр, выйдя из алтаря, глянул на наше «певческое воинство» и бодро спросил: «Ну что, капелла Романа Сладкопевца, готовы?». Мы даже охнули от неожиданного то ли комплимента, то ли от желания отца подбодрить нас. И хорошо ведь нам тогда пелось, особенно если в удобный момент отец между возгласами вставал рядом с нами и «подпевал». Ничего себе подпевал! – кто его слышал, знает, что он сам был способен заменить одним собой любой хор – каким богатым был его голос!.. С того времени я сказала, что Роман Сладкопевец – покровитель нашего левого хора.

Это время постоянной грязной клеветы на отца Александра с самых разных сторон. Время, когда его всеми способами старались изгнать из храма, а меня с клироса (но в то время меня некому было заменить): «жидам не место в православном храме».
Время, когда чтобы попасть на службу (а это минимум 4 поездки в неделю, не считая заказных служб, такие бывали, и отпеваний между обязательными днями – среда, утро и вечер субботы и воскресенье), мне приходилось изобретать массу «уважительных причин», главной из которых было «посещение Врача» (так и записывала - неизменно с большой буквы в Кондуите - особой книге, где мы были обязаны заранее писать время своего отсутствия на работе по уважительной причине, чтобы оправдать свое отсутствие в рабочее время).


Время, когда отец просил не читать в транспорте ни Евангелие, ни молитвенников (однажды в метро некая суровая дама, увидев у меня в руках Акафистник, который я читала в дороге, строго потребовала предъявить ей его, пытаясь выяснить где издан; спасибо брюссельской «Жизни с Богом», они не напечатали выходных данных, но я все равно скорее забрала книгу и выскочила из поезда, как только открылись двери, - раньше, чем мне было надо).

Именно в этом 1982-м или около того, точно не помню, как-то рано утром меня перехватила Мария Витальевна Тепнина на Ярославском вокзале, чтобы я сообщила отцу о ночном аресте отца Глеба Якунина и изъятии у него большого количества книг – естественно, духовного содержания – от Евангелий до Бердяева и подобных запрещенных изданий.
Время, когда действовала уголовная статья за «обучение религии», как в ней было написано.



И именно тогда – в 1982-м (35 лет назад) – отец однажды сказал мне: «Соня, я решил попросить вас написать Ветхий Завет для детей. То, что нам осталось от старых времен, не годится, а ничего нового нет…». Просьба и напугала меня, и обрадовала – отцовским доверием. Но - как я справлюсь с такой задачей?.. как выбрать из множества библейских книг именно то, что нужно?.. Всё это отец понял по моему виду и тут же добавил: «Я дам вам план… и вы поймете…». До этого я писала свои сказки во время обеденных перерывов на работе – они странным образом словно сами рождались во мне и требовали выхода на бумагу. Естественно, я приносила их отцу на исповедь – вот, дескать, чем я развлекаюсь в свободное от работы (а то и во время работы) время. Неожиданно они ему понравились, и видимо это послужило толчком к его просьбе о написании Ветхого Завета для детей.
Вскоре или в тот же день, уже не помню, отец дал мне план, сказав: «Начните с Авраама. Просто потому, что это первый исторически засвидетельствованный персонаж… ну и – начинайте писать».

И вот, в описанных выше условиях я открываю Библию. Авраам впервые появляется в Быт 11 (еще как Аврам), но мой взгляд падает на первые строки 12-й главы Бытия:

«И сказал Господь Авраму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе». Всё мое существо в тот момент пронизала дрожь: мне показалось, что эти слова сказаны лично для меня – чтобы войти в историю Авраама, в сам Ветхий Завет, мне надо выйти всем моим сознанием, чувствованием из той враждебной для верующего человека среды, из этого времени гонений за веру, выйти из проблем семьи и быта – по крайней мере на время писания – и целиком погрузиться в то время и пространство, о которых мне предстоит написать. И не только ради книги, но и ради самой себя – чтобы вслед за Авраамом пойти туда, куда мне укажет Господь. Так я начала писать эту книгу.

И однажды, когда я отдала отцу последнюю главу, он подошел ко мне в храме и шепнул на ухо: «Это лучшее из всего, что я читал для детей…» и показал большой палец. Но самое главное – мне трудно передать ту радость, которую я испытывала, погружаясь в ту или иную библейскую историю или в тот или иной библейский персонаж: внешний мир со всеми его гонениями, несправедливостью, злобной клеветой словно отступал от меня. Казалось, что не я уходила от него, от его сродства, а Некто уводил меня от него… Слова, сказанные некогда Авраму-Аврааму, всплывают во мне всякий раз, когда я оказываюсь в трудных обстоятельствах, словно Бог через Своего Сына говорит мне: «Оставь всё этому миру, выходи из него и иди туда, куда Я укажу тебе…».

Добавлю только, что библейский рассказ до Авраама отец написал сам в виде некоего чернового варианта (к сожалению, не сохранился), попросив переписать его в моем стиле изложения. Это 5-я глава в книге, о чем там и сказано в примечании. А об издании книги замечательно написал Валентин Михайлович Серебряков, благодаря которому книга вышла в настоящем издании, а ведь когда-то отец мечтал ее издать. Хотел поместить в ней иллюстрации современного художника, но это не удалось, и он выбрал для иллюстраций гравюры немецкого художника 19-го века Юлиуса Шнорре фон Карольсфельда. Их мы с Валентином Михайловичем и решили сохранить в этом издании – в память об участии отца Александра в этой книге.

Рукова С.А. 29 августа 2017 г.

P.S. Кого-то смущало включение в книгу библейских текстов в синодальном переводе. Мы говорили об этом с отцом Александром, но в то время и не было новых переводов на русском языке, да и никто бы не позволил их печатать. И отец согласился со мной, что все равно синодальный перевод будет существовать еще долго, и если кто-то и будет заниматься с детьми (тогда это казалось фантастикой), то все равно долго будут ссылаться на этот перевод. Поэтому я выбирала отрывки по возможности аккуратно, проживая их сама не как читатель, а буквально как свидетель, а иногда и участник событий.

И, наконец, вся работа настолько захватила нас обоих, что я писала очень быстро, несмотря на загруженность работой в качестве математика в «Советской Энциклопедии», службами в храме и бытом в семье. А отец к очередной нашей встрече уже приносил мне план очередной главы, иногда с подглавками. Так что вся работа заняла у меня месяцев 6-7, как мне кажется. Знавшие темпы работы, как и служения, отца Александра помнят, что за ним было трудно угнаться.

tapirr: (Default)


Кредо", или " "как я верую" протоиерея Александра Меня.
Говорит священник Константин Пархоменко
tapirr: (Книга)
Хотя ликвидировали Яндекс.Словари,

зато здесь:

https://religion.wikireading.ru/119004

есть Библиологический словарь отца Меня.

Нет гиперссылок на другие статьи, но они есть справа.

правда,почему-то не все статьи опубликованы...

А я очень люблю салат из огурцов и помидоров с майонезом
tapirr: (Default)
Слайд-фильм протоиерея Александра Меня Свет миру





**

А вот его книга Сын Человеческий

Два варианта PDF:

с иллюстрациями иконописными:

https://yadi.sk/i/Xx_4BLgY3Gpye4


с иллюстрациями Поленова:

https://yadi.sk/i/21eP0a4h3Gpyoo

Читать он-лайн (или оттуда скачать в ворде)

http://www.alexandrmen.ru/books/son_max/son_max.html
tapirr: (kvadratizm)


"Этот священник жил рядом с нами". Неизвестные страницы жизни Александра Меня

http://tapirr.com/ekklesia/saints/men.htm

tapirr: (кр. крест)
Сегодня, 22 января - День рождения священника Александра Меня, убитого за проповедь Христа в 1990 году.

Священник Георгий Чистяков

Отец Александр Мень

Лекция, прочитанная в Университете св. Фомы Аквинского, Миннесота (США) (февраль 2005 год)


Отец Александр Мень, о жизни и мученичестве которого я буду говорить сегодня, был убит 9 сентября 1990 года ранним утром в воскресенье, когда он вышел из дома, чтобы добраться до церкви, где он должен был служить воскресную литургию. Литургия так и не была отслужена. Топор убийцы лишил его жизни. Моя задача рассказать о том, кто был этот человек, который стал первым христианским мучеником в истории постсоветской России.

В советское время Церковь была задавлена властями и священники не осмеливались проповедовать Евангелие. Они служили литургию и молебны для старушек, которые приходили в храмы, и на этом их активность ограничивалась. Это была Церковь молчания, как сказал как-то Иоанн Павел II. Отец Александр Мень в отличие от своих собратьев проповеди говорил, к нему на службы приходили, а, вернее, приезжали на поезде, потому что он служил в деревне в 30 км от Москвы, молодежь, студенты университета, интеллектуалы. При этом он не только проповедовал во время службы, но организовывал встречи на квартирах, участники которых объединялись в молитвенные группы. Это был единственный приход в России, где прихожане не боялись друг друга, а знали друг друга и дружили.

Так, например, одна из его прихожанок скульптор Зоя Масленникова рассказывает: «В те времена, когда отец Александр служил в храмах, ни о какой работе с прихожанами кроме исповеди во время богослужения и исполнения церковных треб официально речи не могло быть. Все, что он делал, все его общение с верующими было не санкционировано». Ему приходилось встречаться с ними в лучшие времена в домике при церкви, в худшие времена это запрещалось, тогда он встречался со своими прихожанами на квартирах, разговаривал с ними по пути от церкви к дому, в электричке.

Это был не просто приход, но община, духовная семья, братство.

«Всю жизнь, – пишет об о. Александре Владимир Илюшенко, – власти светские и духовные преследовали его. Его свободомыслие было для них неприемлемо и подозрительно». «К свободе призваны вы, братья», – любил повторять о. Александр, цитируя апостола Павла. И с горечью продолжал: «Люди не хотят свободы. Причины разные, но это факт». «Я убежден, – говорил о. Александр в своем интервью, заготовленном на случай ареста, – что свобода должна вырастать из духовной глубины человека. Никакие внешние перемены не дадут ничего радикально нового, если люди не переживут свободу и уважение к чужим мнениям в собственном опыте».

В семидесятые годы часто бывало, что молодые люди, уверовав в Бога, уходили с работы, бросали науку или искусство (в общем, все, чем они занимались) и, устроившись на работу где-нибудь в качестве ночного сторожа, погружались в чисто ритуальную жизнь: чтение акафистов, паломничества, посты и так далее. Отца Александра такое православие не устраивало. Он считал необходимым, чтобы верующие люди работали в школах и в университете, в библиотеках и т.д. и занимались искусством, наукой, литературой. Уход от реальности казался ему очень опасным именно для верующего человека, который, действительно, должен быть «солью земли», как сам Иисус говорит об этом в Нагорной Проповеди.

Отец Александр не только проповедовал во время службы, но писал книги. Рукописи тайно благодаря сотруднице посольства Франции Асе Дуровой, русской католичке и монахине, переправлялись в Брюссель, где их превращало в книги и печатало маленькое католическое издательство «Жизнь с Богом» или Foyer Oriental Chretien. Его основательница и директор, ныне покойная Ирина Поснова, основала этот экуменический центр при поддержке кардинала Эжена Тиссерана сразу после окончания войны. Целью центра была помощь православной России и верующим православным людям в СССР.

Именно в этом издательстве был опубликован, разумеется, под псевдонимом, семитомник о. Александра «В поисках пути, истины и жизни». В этом труде о. Александр показывает, как в мировой истории, вернее, в истории философии и религии, действует Сам Бог, как Его присутствие мало-помалу и невероятно трудным путем, но всё вернее открывается человеку.

Последний 7-й том называется «Сын Человеческий». Это история Иисуса. Эта книга существует теперь на французском, итальянском, испанском и других языках. По-русски она издается огромными тиражами. Может быть, по той причине, что в России вчерашние атеисты ничего не знают о Христе? Джованни Гуайта, итальянский писатель и переводчик этой книги на итальянский, отвечает на вопрос, почему она имеет такой успех. Оказывается, и на Западе человек, казалось бы, психологически ничего общего с российским выходцем из советского времени не имеющий, тоже нуждается в о. Александре и в его слове.

Read more... )

Также см.

Епископ Серафим Сигрист   «Христос исцеляет мир через святых» (о почитании о. Александра как святого)

Л.И. Василенко   «Посмертная травля отца Александра Меня»

Священник Георгий Чистяков «ЛАСТОЧКА, КОТОРАЯ ДЕЛАЕТ ВЕСНУ»
Священник Георгий Чистяков. Статья «Отец Александр Мень». Также см
Священник Георгий Чистяков на радио Свобода о Мене
Архимандрит Зинон (Теодор)   «Когда Слово стало плотью»

В. Юликов "Из его рук" воспоминания-интервью: 1, 2, 3, 4, 5, 6
О.Степурко Воспонимания об А.Мене

tapirr: (кр. крест)

В день рождения протоиерея Александра Меня
22 января (воскресенье)

в Семхозе

в 9.30 В храме преп. Сергия
Божественная Литургия
священник Виктор Григоренко.

13.00 Открытие выставки в Культурно-просветительном центре «Дубрава»
Ирины Зарон и Сергея Антонова
графика, мелкая пластика, акварели

14.00 Концерт



в Новой Деревне

10.00 Божественная Литургия
в храме блгв. кн. Александра Невского
(слева от Сретенского храма)
прот. Владимир Архипов.
Приглашаются все желающие.


ВСЕРОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
имени М.И. РУДОМИНО

24 ЯНВАРЯ (вторник)

ВЕЧЕР ПАМЯТИ
протоиерея АЛЕКСАНДРА МЕНЯ

Ведущий – Владимир Илюшенко,
поэт, историк, публицист

В программе: выступления священнослужителей, литературоведов, историков,
демонстрация видеофильма об о. Александре Мене, музыкальные номера

Приглашаются все желающие

Начало в 18:30
БОЛЬШОЙ ЗАЛ

Адрес: Николоямская ул., д.1 (левое крыло, 3 этаж)

Телефон для справок: 8 495 915-5870, www.libfl.ru
МОСКВА 2017



tapirr: (kvadratizm)
Андрей Тавров:

"Иногда я встречаю на улице людей, с которыми мы давно не виделись. Обычно мы с нежданным знакомым радуемся тому чудесному не поймешь чему, самому факту встречи, а потом вспоминаем все подряд, например сюжет из жизни грузчиков магазина "Российские вина", в котором мы были действующими лицами, или, если это знакомый по университету, лекции и преподавателей, в общем, сообразно обстоятельствам.

И лишь встречая знакомых из прихода церкви в Новой деревне, где служил о. Александр Мень, я ничего не успеваю сказать, ничего вспомнить, потому что люди, поздоровавшись, бегут куда-то дальше по своим делам. Если бы мне такое сказали в 80-е, в форме, скажем, пророчества, я бы сильно удивился и не поверил - приход был тем очагом и, который спас многих (меня, это уж точно) от безумия или смерти. Да, наверное не поверил бы, что мы, очень занятые люди, будем кивнув, бежать подальше друг от друга, ну, за исключением, скажем, Юры Пастернака, который всегда рад случайной встрече и не торопится в какой-то следующий пункт назначения.

Неужели нам нечего сказать друг другу? Просто порадоваться, что вот мы в мире малом и большом встретились?

Что нас гонит друг от друга? Какая сила? Какая "партийность"? Какая сила отталкивания?

Невероятная история! Неужто все так скучно и так обычно - то, что начиналось и длилось как чистое и протяженное чудо?"


**

Так что проблема не только в том, что о.А.Борисов не создавал и не создаёт общину.
Люди сами не хотят знать, что это такое и не хотят её строить.. :(


tapirr: (kvadratizm)
15826354_192356761232766_878123347040451022_n

Сергей Юрский:

"60-е годы, «оттепель»… Я в очередной раз приехал в Москву из Ленинграда сниматься в кино и зашел к своему самому близкому другу – Симону. Он открыл дверь и сказал: «Заходи, заходи скорее, у меня сидит мой очень интересный знакомый, выпьем чего-нибудь вместе». В комнате сидел отец Александр Мень. Мы пили чай. От водки он отказался, сказав, что на сегодня у него еще есть какие-то обязанности. И начался разговор…
Это было так странно: я говорил со священником! (Отец Александр был в рясе). Говорил обо всем на свете. Про кино, про театр, меньше всего про религию. Мы с Симоном были совсем далеки от этого.

Но по-настоящему удивительно было другое: он говорил о делах светских, но говорил каким-то странным образом, всё освящалось неким новым светом. Я не мог понять, что за свет от него исходит?.. Признаться ему в этом такими высокими словами, сидя за столом и поедая оладьи с селедкой, я не мог. И просто сказал: «Как хорошо, что мы с Вами познакомились, мне с Вами очень интересно». Он тут же ответил: «А хотите продолжить знакомство?» Я: «Конечно, хочу». Он: «Сегодня же Рождество». Я, сомневаясь, переспросил: «Рож – де–ст – во? Как Рождество? Рождество же еще через две недели?»

Был декабрь. 25 декабря.

«Да, наше Рождество 7 января, - объяснил он, - а сегодня Рождество у католиков и протестантов. Вы не хотите пойти со мной в протестанский молельный дом?»

Никогда в жизни я не ходил в церковь. Вообще. Я был внуком священника, но узнал об этом очень поздно. Отец старался не только не упоминать в разговорах деда, но старался забыть про него совсем, это было опасно. Какая могла быть церковь и тем более молельный дом? Но сейчас я понял, что хочу пойти, хочу пойти именно с ним. И спросил, все еще толком не понимая, куда мы собираемся: «А что будет?» Он: «Рождество будет, пойдемте, все сами увидите». «Ну, пойдемте». И мы пошли.

Это был молельный дом, по-моему, евангелистов. Громадное помещение, где сидело человек не менее 500, а может быть и больше, очень тесно. Отец Александр Мень первым меня ввел в храм. Здесь я и услышал впервые слова Евангелия. По-русски, а не по церковнославянски. Это были слова о том, что произошло две тысячи лет назад, там, в Вифлееме, когда в небе зажглась звезда. «Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице». «И не было им места в гостинице», эти слова, произнесенные по-русски в Рождество Христово, в молельном доме, обожгли мне сердце. «И не было им места в гостинице». Ай, как это близко! Ай, как это понятно! И как это всё по-человечески! «…пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему». Я слушал Евангелие и думал: «Почему я раньше ничего не знал об этом. Почему?»

Я спросил отца Александра: «Вы ведь православный священник?» «Да, отвечает, православный». «А мы сейчас в каком храме?» «В протестантском». «Я понимаю, но Вы- то православный, как же это?» «Православный, но люди празднуют, я хочу их поздравить, они пригласили меня и попросили, чтобы я пришел, а я еще и Вас привел», - сказал он с улыбкой, и продолжил. «Когда настанет ночь с 6 на 7 января, и будет у нас великий праздник Рождества, православный, они тоже придут нас поздравить. Так должно быть».

Так я впервые услышал то, что потом все годы, долгие уже годы, моей жизни я помнил как смысл отношения к другим конфессиям. Это тоже христианство, но другая форма, и всё. Но глубже это был и пример отношения к иному вообще. Пример того, как может православный священник открывать сердце навстречу другим людям. Я понял это остро, когда в этом громадном зале мы сидели с ними плечом к плечу среди огромного количества людей, которые за две недели до нашего Рождества праздновали то же самое Рождество, того же самого Господа нашего Иисуса Христа. Это был удар. И я запомнил его на всю жизнь.

Крестился я через 25 лет после этой Встречи. Это была другая эпоха, другой я, всё менялось уже. Но когда шел обряд крещения, я не мог не вспомнить и мысленно не помолится за отца Александра Меня. С него всё началось, с одной строчки, услышанной в протестантском молельном доме, началось мое чувство христианства как религии, не отделяющей людей, а соединяющей их, не принуждающей, а дающей новую дорогу".

tapirr: (кр. крест)


"Франциск Ассизский" .

Слайд-фильм, сделанный замечательным православным святым -

протоиереем Александром Менем в 1983 году
tapirr: (kvadratizm)
13710001_1746544148959756_2543222530532309721_n

+1 )

Френд Павел Левушкан обратил внимание:

"Лик лютеранского святого в греко-католической часовне УКУ.".

Видите? Дитрих Бонхоффер.

Там, у греко-католиков, и много православных святых изображено: преподобномученица Мария Скобцова, священномученики Александр Мень и Дмитрий Клепинин.

DSC_5142

http://ucu.edu.ua/news/5594/

Текст сообщения:

В часовне Сретения Украинского католического университета владыка Венедикт (Алексейчук) в сослужении с 10 священниками 31 октября освятил престол, где заложили мощи священномученика Василия Величковского.

«Человек нуждается в специальных местах, посвященных только Богу, - подчеркнул владыка. - Пусть этот престол Господень, на котором будут приносить бескровную жертву, и этот храм меняют нас, чтобы мы становились полными любви, прощения ».


Read more... )

tapirr: (kvadratizm)


На сайте трудов священномученика Александра Меня его книги в html, без иллюстрация.

Поэтому предлагаю всем скачать в PDF

Магизм и Единобожие (это 2 том из Шеститомника)

https://yadi.sk/i/AsJOtwBVtNBKV

Как издано в Брюсселе, с картинками.
tapirr: (Книга)
Александр Мень. Икона

Андрей Тавров писал год назад, 3 июля 2015 г.:·

Кнут Гамсун сетует, что в России не было мыслителей. И я задумался - кто из самых дорогих, самых близких был мыслителем? Чжуанцзы? Бодхидхарма? Иисус? Будда? Поразительно, но те кто нес новую жизнь, те кто отменял тупики и обновлял лицо мира, те кто вел из смерти в жизнь - мыслителями не были. Современный средний интеллектуал вправе чувствовать рядом с ними свое превосходство, что в довольно-таки забавной форме и происходит сплошь да рядом. Мыслитель это ведь уже почти представитель науки. Какой? Неважно. Мыслитель это звучит весомо. Я не против мыслителей, меня печалит отождествление человека с мыслью. Садовника - с секатором.

И то правда:

Это же не учОные!
Ни у Иисуса, ни у Павла Тарсянина, на у Исайи, ни у Аристотеля нет ни библиографии, ни ссылок, ни публикаций в научных журналах. Лохи!

Та же публика, которая по этим критериям судит о человеке, как правило, подмечает, что и Александр Мень - не учОный.
tapirr: (tapirr как текст)


КГБ и убийства священников.

Сергей Григорьянц: протоиерея А.Меня убила группа Альфа.

Послушайте, там очень интересно, в том числе Андрей Генадьевич Соболев, историк, говорит важные вещи:

"Известный пример – судьба отца Дмитрия Дудко. Вот было выгодно для КГБ убить, например, отца Дмитрия Дудко? Наверное, более болезненно все-таки было то, что с ним сделали, именно для той линии, которую он проводил все это время. (ГБ сломал Д.Дудко, принудил к публичному отречению от его прежней линии - tapirr)

А вот представить себе, что в подобном положении оказался отец Александр Мень… Я, к великому несчастью, не был лично знаком с отцом Александром, но из того, что я знаю, читал, из дискурса я понимаю, что это, наверное, единственный человек, который Лубянку переигрывал на раз и не два, и, главное, они ему верили. Они прекрасно понимали, что этого человека не сломать, скорее, он бы их сломал. Его невозможно было переломить через колено."

расшифровка

**

Это, видимо, вслед очередным высказываниям дьякона Кураева, который в конце 80-х был внедрён в церковь, что б разрушать её изнутри.
Он был сделан в 1990-м году референтом патриарха Алексия Ридигера, написал сделанное от имени патриарха заявление в связи с убийством Меня, где есть отвратительные (особенно над гробом) слова о том, что "не все воззрения покойного разделялись полнотой церкви" (что является мастерским лукавством; Кураев очень ловко владеет искусством лукавства, тонкой лжи, передёргивания и т.д.).

Кураев и сейчас продолжает выполнять указания своих кураторов (ЦК - "которое тоже никуда не делось"(с) или ЧК - не так важно; ведь и то и другое теперь подчинено зарубежным центрам; кураторы и сейчас продолжают борьбу с наследием Меня, с Русской церковью, работают на разрушение её единства, шельмуют Патриарха, который благословляет и продвигает наследие Меня (а в чём-то и продолжает его линию) и т.д.)

October 2017

M T W T F S S
      1
23 45678
9 10 11 12 13 1415
16 17 1819 20 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 21 Oct 2017 23:05
Powered by Dreamwidth Studios