tapirr: (клином белым бей красных)
hueviebin1 Ор выше гор! Дикий фейл с памятником Калашникову!

Боже, какие же клинические долбоебы! Даже тут смогли обосраться с только им присущим непревзойденным мастерством!

На нашумевшем памятнике Калашникову нанесена схема сборки автомата, вот такая вот:



Эта гравировка в точности повторяет вот эту вот схему:


Можете увеличить и сравнить в фотошопе, там все повторяется в точности до миллиметра. Т.е., да, гравировку совершенно точно снимали с этой картинки.

Беда лишь в том, что на картинке изображена схема сборки немецкоо Mkb.42. Можете посмотреть в энциклопедии оружия.

А ведь выполнением работ по памятнику рулило военное сообщество!

Непроходимые, я бы даже сказал - неизлечимые долбоебы. Впрочем, придерживаемся традиций:


tapirr: (Default)
https://rufabula.com/articles/2017/06/26/vladimir_melikhov

Вот человек, которого уголовно преследуют нынешние власти.
Дело полностью сфальсифицировано, как и в случае Дмитриева
tapirr: (клином белым бей красных)
http://lists.memo.ru/

Обратите внимание: всё-таки 3 миллиона (хотя понятно,что посчитали не всех, и их может быть и 10. Но история оперирует документами. Нет документа - всё остальное -домыслы и фантазии)

А не 30 и не 300 миллионов...

**

Если ещё кто-то не читал - прочитайте обязательно:

http://les.media/articles/406627-delo-khottabycha

О том, кто такой Дмитриев и за что его судят


**

И мне кажется. что,хоть и по касательноЙ, но вот это мурло колорадское, тоже как-то пересекается с вышеперечисленными темами:

Сенатор Болтенко предложила уголовно наказывать неработающих родителей несовершеннолетних детей

tapirr: (труба)
Цена Победы. Исповедь красного партизана

«Нам лишь нужна одна Победа, мы за ценой не постоим». Так, или примерно так, пел Булат Окуджава. Какие страшные строчки! Страшные потому, что за Победу расплачивались человеческими жизнями, человеческими душами, ибо только такую «валюту» признавала война…

К умирающему мужчине меня привезли его родные. Привезли скорее для своего спокойствия, нежели для пользы умирающего. К чести последнего, он согласился из любви к своей жене и дочери, которые были молодыми верующими, меня принять. Умиравший был бывшим офицером, и смерти не боялся. Было видно, что старуха с косой не раз стояла на дорогах его судьбы и стала привычным атрибутом его жизни.

Когда мы остались наедине, офицер мне сказал: «Отец Владимир, я человек нецерковный, и зная, что жить мне осталось недолго, тем не менее, не хочу сам себя обманывать, рассказывая Вам сейчас о своих грехах и, тем самым, как бы покупая у Бога себе прощение предсмертной исповедью. Для меня, прожившего так, как я прожил — это было бы неправдой. Что есть, то есть. Если Бог сама Любовь, как написано в Евангелии, то пусть Он меня и судит таким, каким я был в своей жизни. Конечно, как и у любого человека, в моей жизни были ошибки, но если я их сознавал, больше я их никогда не повторял. Я был и есть солдат. У меня есть Родина, я её защищал, у меня есть жена, я ей никогда не изменял. Детям своим дал образование, и про них нельзя сказать, что они — безотцовщина.

Было ли в моей жизни то, что мучает меня в сердце моём, в памяти моей? Да, было, но вряд ли ты, батюшка, поможешь мне избавиться от моих кошмаров. Я и умереть быстрее хочу, так как только смерть и Бог могут мне помочь. Пожалуй, я тебе смогу рассказать некий эпизод из моей жизни, так как и умру я скоро, да и война закончилась много лет назад, поэтому сказанное мною вряд ли уже является тайной для всех.

Война шла совсем не так, как написано в учебниках. Когда немцы захватили Псковщину, не скажу что все, но жители некоторых деревень и посёлков встречали оккупантов хлебом-солью. Землю фрицы отдавали крестьянам с условием, что часть урожая будет принадлежать Германии. Повсюду открывались церкви. Арестовывали, поначалу, немцы только тех, кто при большевиках грабил и мучил людей. Всё это не могло не нравиться простым людям.

Моя судьба сложилась так, что первые два года войны я партизанил на Псковщине. И вот наш командир, видя хорошее отношение населения к немцам, принял решение создать особый отряд и, переодев бойцов в немецкую форму, делать всё возможное, чтобы поссорить население с оккупантами. В этот отряд попал и я. Кочуя из села в село, из деревни в деревню, мы действительно делали «всё возможное» для ссоры. Грабили, жгли дома, избивали людей. В то время ни у кого не было сомнения в правильности наших поступков...

Однажды, отняв у какого-то мужика едва ли не все запасы его продовольствия, мы на телегах отправились в путь. Мужик, видимо, от отчаяния, побежал за нами, крича, что у него дети помрут от голода, что мы делаем? Вместо ответа на его вопли, я молча ударил его прикладом винтовки в лицо. Мужик упал на землю и, прикрыв ладонью разбитые губы, глядел на меня.

Этот взгляд был ответом на всё то, что мы тогда делали, и не тебе, священнику, отменить то, что этот взгляд в себе нёс. Если есть жизнь на том свете, я упаду в ноги тому мужику, всем тем людям, и буду просить о прощении. Если не простят — мне есть за что мучиться, а если простят — мне будет за что их вечно любить…».

Закончив исповедь, бывший офицер сказал: «Теперь ступай и скажи моим, что я сделал всё так, как они хотели».

Вот уж воистину: «…Мы за ценой не постоим».

Протоиерей Владимир Савицкий († 2008), настоятель Свято-Елизаветинского прихода РПЦЗ в г. Санкт-Петербурге,
"ПРАВОСЛАВНОЕ ОБОЗРЕНИЕ", октябрь 1998 г.

Также см.


http://tapirr.livejournal.com/5553869.html

Также см.

http://tapirr.livejournal.com/5336077.html



tapirr: (Default)

219bf61b673d4b8e6fde99f631354236_500x317

[profile] switluy_spogad пишет:

"Вы никогда не задумывались, почему тупой советский агитпром 20 лет не праздновал победу над Третьим Рейхом?

Казалось бы, 9 мая 1946 первая годовщина победы. Парад, ордена, барабаны, воздушные шарики? НОЛЬ!

1950 год — пятилетие победы. НОЛЬ!

1955 — 10 лет ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! НОЛЬ!


В стране ежегодно с помпой отмечается великая октябрьская революция, годовщина Ленина, 1 мая, в конце концов, Новый год.

Но 9 мая рабы культурно работают на победу коммунизма в колхозах и заводах. Нет никаких медалей и почетных знаков в честь годовщины победы, нет объединений фронтовиков. Напротив, генералитет сразу после 1945 года трясут арестами и проверками. Это еще понятно, ибо стиль. Но куда смотрит агитпром?

1960 год. — НОЛЬ!

Празднование начинается только в 1965 и фронтовиков-победителей начинают подавать как беспомощных пенсионеров, которым надо «помогать» и уважать.

ПОЧЕМУ??

«День Победы» в СССР не праздновали 20 лет из-за страха советской власти перед реальными ветеранами. Когда же в 1965 баланс ветеранских сил перевесил с настоящих фронтовиков в пользу ветеранов карательных подразделений, «девятомай» начали осторожно использовать в целях пропаганды коммуно-фашизма, а далее уже подконорольный властям «девятомай» превратился просто в помпезные пьяные оргии победобесия для самоутверждения потомков советских фашистов — чинуш НКВД, КПСС и Комсомола — фронтовики при этом использовались и используются как живые музейные экспонаты пропагандистов как совка так и постсовка.

То, что нам любят врать про это, что мол первые двадцать лет празднований не было потому что надо было работать и поднимать страну из руин … Поэтому.., поэтому празднований не было … Так это чистая ахинея.  Ведь 23 февраля, 7 ноября, 1 мая и другие праздники СССР праздновал даже во время войны.

Ответ прост. Большевицкого победного захвата на континенте не произошло, как планировалось ВКП (б), Адольф Гитлер их ловко опередил, напав первым.

Но главная причина была та, что после войны были мужчины-реальные ветераны, фронтовые волки, которые попробовали все «прелести» войны. Они прошли через огонь, и их дух сломить было уже не так просто, партноменклатуру фронтовики презирали. Им было в 45-м лет 30-40, и больше. Если при них скажешь слово «война», или еще как напомнишь о том, что было — тебя могли реально убить. Разрубить на месте. Среди этих людей были контуженые и сильно покалеченные. И хорошо помнили заботу Отца всех народов — Сталина и партии о них, как на линии «Вотан», на форсировании Днепра, помнили Ржев и Волхов и многое другое.

Так вот, как раз, через 20 лет, эти самые ветераны уже умерли, а остались интенданты, тыловые крысы и ветераны НКВД-МГБ и особисты СМЕРШа вместе с свежеиспеченными 18 летними зеленоротыми ребятами, что попробовали войну только в конце в 1944 и 1945 годах. Вот тогда и было принято решение праздновать 9 мая ….»

Конец цЫтаты.



А что теперь? А теперь вот:


http://cathay-stray.dreamwidth.org/789320.html


Что касается меня, то мой дед не выползает на улицу, бренча побрякушками сегодня.
Не выходил он и в 65-м.
Не выходил и в 45-м.

Потому что его немецкие патриоты убили, он погиб под бомбёжкой.
Не на фронте, он был штатский - но делал стратегически важную работу.

Так что я ничего праздновать не собираюсь.
Что мне праздновать? Что мой дед был убит и мама росла без отца?

Праздновальщиков презрительно называю победастами.
Победасты "могут повторить".
Повторить, что бы и другие девочки (и мальчики) росли без отцов.
it
tapirr: (kvadratizm)


Лучшее, про отвратительных братцев михАлковых:

http://galkovsky.livejournal.com/43331.html

А заодно странспонируйте это и на помершего гебешника евтушенко-вознесенко...

tapirr: (no tv)
А знаете, кто эта сука, которая вякает, что Москва не резиновая? (и неча детей сюда везти лечиться)

(С суки начинается видео про детей Светланы Саль).

Это инструктор райкома КПСС г.Спитака! http://www.dszn.ru/about/officials/3628/

Петросян Владимир Аршакович – министр Правительства Москвы, руководитель Департамента социальной защиты населения города Москвы

А не убирался бы он к себе в Спитак-Степанакерт-Баку.
А то Москва-то - не резиновая.
tapirr: (гей-ленточка)


Времени не пожалел.

Новую министершу (Ольга Васильева) послушал.

Начинал слушать с благожелательным интересом.

Под конец понял -

красная фашистка.

Говорю это не с точки зрения дем-шизы, от этой идеологии я давно отошёл.

Но и просто русский человек (который, скажем, в годы Второй мировой воевал против  красных с оружием в руках) должен её воспринимать так же.

Что касается меня, я - гражданин Небесного Иерусалима.

Мне что Российская империя, что Вашингтонский обком, что Великий Рейх - всё одно (сорта гавна).

Так вот: эта Васильева - это "Нет ничего выше, чем Отечество", "Сталин возродил понятие патриотизма", "У России только 2 союзника - её армия и флот",

а когда речь заходит о "коллаборационизме" - она не может сдержать себя, и срывается на повышенные тона.

Вердикт:

Агрессивная сталинистка. Апологет гебизма, победизма, некрофильского "бессмертного полка".
Трижды опасная, поскольку рядится в православную.

(Не надо пояснять, что для христиан самое главное - это отнюдь не земное отечество?)

tapirr: (kvadratizm)


Нет, вы видели это?!

Какая-то помесь цирка, борделя и чёрной мессы.

Но вытор держал фигу в кармане:

в стишках, которые читает гей Херург звучит выражение "последнее прибежище".
Ассоциация у всякого грамотного человека только одна....

(А какие четыре империи?
Я так понимаю,
имеются ввиду чудовища из книги пророка Даниила?
Которые вышли из бездны,
и которые будут, конечно, побеждены Сыном Человеческим.

Read more... )
tapirr: (гей-ленточка)

Внучёк Молотова-Риббентропа  Никонов не постеснялся, А что, #дедыдружили

**

О.И. пишет (под замком):


"В истории было много войн. Победители праздновали свою победу сразу после их окончания, затем она становилась историческим воспоминанием.

Греки до сих пор вспоминают победу восстания против турецкого ига, начавшуюся в 1821 году и длившуюся почти столетие, закончившись освобождением Салоник в 1912 году. Это событие отмечается совместно с Благовещанием и, благодаря церковному празднику, память о нём сохраняется. Вспоминают также день «Охи», когда греческий народ не дал армии фашистской Италии пройти через свои западные земли для нападения на Восточную Европу и выиграл начавшуюся войну. Этот день нерабочий, но никаких специальных торжеств по сему поводу не бывает.

Так было всегда и везде, кроме тоталитарной Совдепии, реинкарнация которой состоялась в путинской России.

Здесь устраивают пышные торжества с парадами и народными гуляниями. Но к самому историческому событию окончания войны в мае 1945 года на самом деле это не имеет никакого отношения. Для государственых властителей – это театр кукол, проверка населения, превращённого в марионеток, его способности реагировать, когда его дёргают за ниточки.

А для населения – это своего рода карнавал, только не тот, что связан с масляницей, весёлый и немного бесшабашный, но мрачная (при всей её наигранной весёлости) абсолютно бесшабашная тусовка, заканчивающаяся всенародным беснованием."



**

А Айдер Муждабаев пишет так:


"Сегодняшний "бессмертный полк" в РФ самое мягкое можно назвать "парадом дураков". Ограбленные властью одураченные "ящиком" холопы вышагивают перед хозяевами, да ещё с портретами героев, слава Богу, не доживших до безумия правнуков.

Именем этих дураков власть сеет ложь, смерть, творит новую войну, враждует со всем вменяемым миром — а своих детей отправляет как раз туда. А они идут, как бараны, взрослые люди, жалкое зрелище.

Ведут своих деток, которым завтра в армию, в Сирию, на Донбасс. Родители пушечного мяса. Глупость, выстроенная в толпу. Этот стадный инстинкт достоин только презрения. Опозорили своих предков. Опозорились сами. Власть глумится над ними, а они этого даже не способны понять. Хочется вырвать из рук этих холопов портреты людей, память которых они предали, поддержав войну с украинцами. Недостойные отпрыски. Подлость, стыд."

tapirr: (клином белым бей красных)


Оказывается, большевицкая сволочь мухлюет при  голосовании о переименовании войковской:

http://www.pravmir.ru/kak-nakruchivaetsya-golosovanie-o-pereimenovanii-voykovskoy/

Лжецами были (с 17 года)  - лженцами и остались
tapirr: (Default)
Э9 НТ7ОЯБРЯ 2015 г. ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО



На прохожих с витрины городской детской библиотеки смотрел с портрета Павлик Морозов. Май 2015-го, очередная круглая дата Великой победы. По этому случаю выставлены книги на военную тему, а среди фотографий юных партизан и разведчиков — плакат со снимком сельского пионера. Какое отношение к Отечественной войне имеет мальчик, убитый в 1932 году?

Директор на мой недоуменный вопрос сразу перешла в наступление: «Правды никто не знает. И Сталин, он разве убивал какого-нибудь колхозника?»

Все же фото доносчика она велела убрать.

Меня заинтересовало другое. Начальственная дама даже не слышала о книге Юрия Дружникова («Доносчик 001», Лондон, 1988), первым разоблачившего миф о Морозове. Сможет ли она разобраться в проблеме, например, с помощью интернета? Оказывается, в этом вопросе всемирная Сеть русскому человеку плохой помощник. Хорошо, если любопытствующий попадет на сайт самого Дружникова и прочтет его книгу, выложенную там. Но если отвлечется в сторону и, к примеру, зайдет в «Википедию», то ясности не обретет и в очередной раз решит, что демократы клевещут на СССР.

Что говорит о Морозове официальная советская версия? 12-летний мальчик уральского села Герасимовка разоблачил своего отца в потворстве ссыльным кулакам. Отца осудили на 10 лет концлагеря. За это внука возненавидели дед и бабка, Сергей и Ксения Морозовы. Они вместе с Данилой, двоюродным братом Павлика, и 70-летним дядей последнего выследили мальчика и его младшего брата Федю и убили в лесу.

ТАСС

Ю.И. Дружников в начале 1980-х побывал в Герасимовке и, опросив уцелевших свидетелей и родственников Морозова, собрал большой архивно-библиографический материал и доказал, что мы имеем дело с мифом. Мифом, послужившим основанием для казни трех крестьян-стариков и «зеленого» паренька, — в назидание классовым врагам. Безусловным фактом в этой истории является лишь то, что Павлик существовал в реальности и был убит. Все остальное выдумал Агитпроп. Для чего? Для того чтобы «проповедовать» «добродетель» доносительства во имя государственной целесообразности.

Дружников выдвинул версию, по которой убийство детей совершил некий «исполнитель» из ОГПУ. Свою гипотезу писатель талантливо обосновал. Но это именно предположение. Сама книга Дружникова посвящена другому: описанию манипуляций судьбами людей в тоталитарном государстве. Она не заточена под одну гипотезу, исследовательские выводы в ней многовариантны и сосредоточены на раскрытии природы идеократии, превращающей действительность в ад.

Что же содержится в соответствующей статье свободной интернет-энциклопедии?

Морозов там предстает в основном в цитатах — из третьеразрядных или прямо недостоверных источников — добропорядочным, трудолюбивым мальчиком из бедной крестьянской семьи. После того как отец оставил мать, Павлик стал «главным мужчиной» в семье и заботился о близких. Родственники со стороны отца злобились на подростка, били его, угрожали. Потом — убили.

Затем со ссылками на статьи небезызвестного бульварного журналиста В. Бушина из газеты «Завтра», на советскую журналистку Веронику Кононенко и подобных авторов и «свидетелей» результаты исследования Дружникова всячески ставятся под сомнение.



Под фиктивные исследования и недействующие ссылки на сомнительные исторические источники, которыми набита словарная статья о Павлике, авторы из «Википедии» подводят фундамент в виде серьезного исторического исследования, альтернативного «Доносчику 001», — книгу профессора Оксфордского университета Катрионы Келли «Comrade Pavlik: The Rise and Fall of a Soviet Boy Hero» («Товарищ Павлик: взлёт и падение советского мальчика-героя»). Вышла она по-английски в 2005-м, а в переводе на русский в 2009-м в московском издательстве «НЛО».

Если о классической работе Дружникова и сейчас можно повторить характеристику А.И. Солженицына — «отличнейшая и очень нужная книга», то сочинение Келли вызывает тягостное чувство. Тяжело написанное, перегруженное историческими аллюзиями (от «дела Бейлиса» до древнерусского культа юных страстотерпцев Бориса и Глеба), оно не создает цельной картины случившегося с деревенским мальчиком, распадаясь от довлеющих над автором подспудных идейных задач.

Центральный архив ФСБ позволил английской русистке изучить секретное дело об убийстве уральского «пионера». Она всячески подчеркивает, что является первопроходцем в раскрытии последних тайн страшного убийства в глухой деревне в разгар коллективизации. В результате Келли, вслед за Дружниковым, заключает: дело сфальсифицировано, и по нему невозможно восстановить картину преступления. Выводы профессор все-таки делает: основаны они, правда, не на фактах, а на собственных идеологических убеждениях.

ТАСС

Итоги ее работы можно представить в виде следующих тезисов. Павлик не причастен к доносу на отца. Он убит не чекистами, а пал жертвой тяжелых нравов русско-советской деревни. Убили его, скорее всего, родственники на почве личных неприязненных отношений. В СССР Павлик стал символом не предательства, а «бескорыстного самопожертвования». Поколения советских людей видели в нем невинно убиенного мученика. Зато у «значительной части постсоветских интеллектуалов» развенчание мифа о «пионере-герое» «обнажило далеко не здоровую тенденцию к уклонению от каких бы то ни было общественных обязательств». Нынешняя российская интеллигенция и вовсе отучила сограждан от «норм разумного поведения», сделав для них невозможным обращение в правоохранительные органы с сообщениями о замеченных правонарушениях. Косвенно Келли словно обвиняет в этом Дружникова… Вообще ее труд, несмотря на вынужденные расшаркивания перед первооткрывателем темы, в значительной мере направлен и на его развенчание, и на дискредитацию идей и интуиций его классической книги.

Неудивительно, что работу Келли с восторгом приняли на вооружение современные российские менеджеры от культуры. Ирина Прохорова, глава издательского дома и сестра известного олигарха, «горячо поддержала идею публикации» английской монографии о «товарище Павлике» на русском языке. После выхода перевода тезисы оксфордской исследовательницы подхватили в отечественных СМИ (по «Эху Москвы», например, в 2014-м в эфир вышла передача о судьбе убитого пионера, в которой журналист и историк пели дифирамбы Келли и упорно перевирали имя Дружникова).

Писатель не дожил до выхода московского издания ученого труда своего ниспровергателя, а ознакомившись с оригиналом, обвинил профессоршу в плагиате и в сотрудничестве с Лубянкой. Думается, что эти обвинения явились реакцией на мощный заряд недоброжелательства и зависти, обнаруженные Дружниковым на страницах английской книги.

Как бы там ни было, но сталинисты всех мастей теперь обязательно ссылаются на книжку Катрионы Келли о «товарище Павлике» — как якобы содержащую неопровержимые доводы о недобросовестности писателя-диссидента. Для сталинистов исследование Келли лишний раз подтвердило обреченность патриархальной России и оправданность пионерского пафоса мальчика из Герасимовки…

ТАСС

Примечательно, что реставраторские тенденции в постсоветском обществе, стремящиеся восстановить тоталитарные символы в их прежней непререкаемости, проявились в деле Павлика Морозова еще до публикации исследования Келли. В сентябре 2003 г. президент института «Открытое общество» Екатерина Гениева в теленовостях сообщила, что музей Павлика Морозова в Герасимовке выиграл грант в размере около 7 тысяч долларов. Эти деньги из средств миллиардера Дж. Сороса, утверждала она, послужат «преображению» ветхого музея в новый просветительский проект, посвященный трагедии коллективизации… Через несколько лет тот же Юрий Дружников отмечал, что герасимовский музей, хотя и отремонтированный, остался при своей основной цели — прославления пионера, вошедшего в советскую историю символом доносительства.

Когда сейчас в России на каждом шагу наталкиваешься на многочисленные проявления культа коммунистического насилия с его идолами — Сталиным, Дзержинским или Павликом Морозовым — нужно в полной мере сознавать, что их заново вытащили на свет не рядовые винтики новой автократии. К возрождению духа ненависти на нашей земле в первую очередь приложили руку сановные культуртрегеры с их витиеватыми карьерами постперестроечных лет. Не обошлось и без «полезных дураков» из числа западных специалистов по России.

Примитивные палачи и усердные ревнители идеологических догм всегда приходят после.


Фото:
1. Витрина библиотеки. Фото автора.
2. Картина художника Чебакова Н.Н. "Павлик Морозов", 1952, репродукция.
3. Книга «Доносчик 001», 1988
4. Свердловская область. 25.09.1968. Памятник Павлику Морозову в селе Герасимовка. Фото Анатолия Грахова /Фотохроника ТАСС.
5. Свердловская область. 25.09.1950. Дом в селе Герасимовка, в котором родился и жил Павлик Морозов. Репродукция Фотохроники ТАСС.

tapirr: (kvadratizm)
463185_original
463485_original
463698_original
Сканы: читать полностью )

И все вещи: письменный прибор из рабочего кабинета Феликса Эдмундовича, его телефон, книги, фотографии, письма — вдруг обрели для меня глубокий человеческий смысл. Появилось такое чувство, что тот, о чьей изумительной жизни они свидетельствуют, рядом, и слышно живое, теплое дыхание его...

Ловлю себя на мысли, что мне все время хочется цитировать самого Дзержинского. Его дневники. Его письма. И делаю я это не из желания каким-либо образом облегчить свою журналистскую задачу, а из-за влюбленности в его личность, в слово, им сказанное, в мысли, им прочувствованные. Я знала: Дзержинский очень любил детей... Тысячи беспризорников обязаны ему новой жизнью...


Светлана Алексиевич. Очерк "Меч и пламя революции". Журнал Неман. №9 за 1977 год.
Лауреату было при его написании 29. Не 19.

**

Там есть еще незакавыченные цитаты, например:

В те годы был большой недостаток товаров широкого потребления, и у Дзержинского был один-единственный полувоенный костюм, но он не разрешил сшить ему новый и вообще покупать для него что-либо лишнее из одежды. И когда однажды близкий его товарищ Стефан Братман-Бродовский, работавший в то время секретарем советского посольства в Германии, прислал ему из Берлина прекрасный шерстяной свитер, Дзержинский на следующий же день отдал его одному из своих помощников. У него, оказывается, был старенький, заштопанный свитер, и он не мог позволить себе иметь два свитера, когда у многих товарищей не было ни одного.

Это, как ныне выражаются, чистый копипаст из мемуара жены Дзержинского Софьи "В годы великих боев", см., например, издание 1975 г., стр.452. Источник в очерке явным образом не указан.
Или вот:

Увидев на стене одного из помещений ВЧК свой портрет, он категорически потребовал немедленно снять его портреты во всех подведомственных ему помещениях, и разрешил помещать лишь групповые снимки. А узнав, что туркестанские товарищи назвали его именем Семиреченскую железную дорогу, он в тот же день послал им телеграмму с возражением и написал в Совнарком с требованием отмены этого неумного, как он считал, решения.

Оттуда же, стр. 453, правда, здесь имеется авторская правка, она вставила от себя эпитет "неумный".

**

Кстати, что скажете насчет концовки очерка:
Когда у меня вырастет сын, мы обязательно приедем на эту землю вместе, чтобы поклониться неумирающему духу того, чье имя — Феликс Дзержинский — "меч и пламя" пролетарской революции.

**

Интресно, они пришли с сыном, поклонились?
Или это наследники одного из вождей мировой революции теперь награждают фигурантку за верную службу?

(Кстати, это всё обнаружил юзер [livejournal.com profile] labas. Цитаты уже широко разошлись по Ынтернету, но на автора открытия как-то не ссылаются.

**

На самом деле, подтверждает мой тезис: поскреби правого "либерала" (т.е. стороннрика колонизации восточных территорий мировым капиталом) обнаружишь или  сынка-дочку верных ленинцев, или он сам - верный ленинец (Е.Т.Гайдар, Д.А.Медведев, Г.А.Явлинский, ну чего перечислять - все они).

В общем, посвторю снова: вывески они меняют (т.е. идеологии), а персоналии, кланы, семьи у кормушки и власти те же самые.






tapirr: (Default)


Ни любви, ни тоски, ни жалости
Почему запрет «Любви» Гаспара Ноэ — плохая идея


Минкульт отказал в выдаче прокатного удостоверения фильму Гаспара Ноэ «Любовь», усмотрев в этой откровенной, лишенной застенчивости мелодраме о романе американского студента режиссерского факультета и парижской художницы настоящую порнографию. «Лента.ру» объясняет, почему это решение граничит с абсурдом и лишает русского зрителя одного из главных фильмов года.

В российский прокат выходило немало фильмов с откровенными — и даже порнографическими (если понимать порнографию как демонстрацию возбужденных гениталий) — сценами. «Сексуальные хроники французской семьи», «Девять песен», даже совсем недавняя «Нимфоманка» Ларса фон Триера. Такой реакции, как на «Любовь» Гаспара Ноэ, возможно, лучший фильм Каннского фестиваля этого года, впрочем, не возникало — возрастной ценз «18+» отсекал несовершеннолетнюю аудиторию, а тех взрослых зрителей, кого вид чужих гениталий смущает, насильно в кинотеатр никто и не тащил. Что же напугало Минкульт именно в «Любви» — которую приснопамятный депутат Милонов уже ухитрился в очередном своем абсурдистском выступлении сравнить с «Майн кампф»?

Да, в фильме Ноэ действительно показывают соитие — его влюбленные герои занимаются сексом часто, беззастенчиво, самозабвенно. В спальне, туалете ночного клуба, подворотне, на улице, среди тел свингеров в соответствующем заведении. С помощью рук, ртов, с привлечением юной соседки-блондинки (факт, который и станет началом конца их бурного романа). А Ноэ, режиссер, в принципе менее стыдливый, чем многие коллеги, отказывается по-ханжески отворачивать в сторону камеру — иначе влюбленность его персонажей, строящаяся на запредельной физической близости и неудержимом взаимном притяжении лишится своей базы, настоящей первоосновы. Откровенна ли «Любовь»? Безусловно. Порнографична ли она? Решительно нет.

Read more... )

tapirr: (клином белым бей красных)

Какие-то коммунистические мрази недобитые большевики установили в Пензе памятник Таракану - Сталину.
По этому поводу написал А.Поликовский
:

Read more... )

Он надолго, на поколения вперед, запугал людей массовым террором. Мы чувствуем этот страх до сих пор. Он учредил профессию садиста, готового за хорошую зарплату и в надежде на повышенную пенсию пытать, мучить, издеваться и убивать. Его ученый садист Майрановский — коллега доктора Менгеле — в научных лабораториях испытывал смертельные яды на живых людях. Он посеял и взрастил породу зомби, которые, вот уже какое поколение, талдычат нам о его «величии», «твердой руке», «мудром руководстве» и для которых загубленные им люди не наши деды, бабушки, отцы, матери, братья и сестры, а оправданные жертвы его «великих деяний». Это он, зомби, выставляет на улицах и площадях своего позолоченного болвана и поклоняется ему со всей страстью архаичного сознания.

Рвы рыли бульдозерами. Широкие рвы длиной от ста до девятисот метров. Те, кто сидел за рычагами бульдозеров, знали, зачем они роют. Узников из тюрем привозили в «черном воронке» в час ночи. Тридцать человек в закрытом кузове. Вели в барак, говорили, что на санобработку. По инструкции, о смертном приговоре им сообщали непосредственно перед расстрелом. Обязательно сверяли лицо жертвы с фотографией, сделанной тюремным фотографом. Палачи ждали своего часа в специальном здании, где пили водку. Палач встречал жертву и вел ее. Ставил на край рва и стрелял в затылок. С трупами во рву что-то делали, при раскопках там нашли резиновые перчатки. Потом бульдозер заваливал ров землей.

Ах да, садики. Про садики надо не забыть сказать. На месте рвов работники НКВД разбивали садики, сажали яблони, кажется, были у них там и грядки с помидорчиками, огурчиками. Ну а что? Жить-то надо. И дачи вокруг расстрельного полигона по праву принадлежали им. Они ж тут работали.

Миллионы убитых людей — это всего лишь словесный оборот, большие цифры на нас не действуют, большими цифрами нас, живущих в век обильной и непрерывной информации, втекающей в глаза, уши и души, не удивишь. Но, читая расстрельные списки — если можно назвать это инфернальное занятие чтением, — вдруг сам, не зная почему, спотыкаешься о чью-нибудь фамилию в невыносимо длинном ряду фамилий и уже не можешь забыть. Почему именно эта? Неизвестно. Просто чья-то жизнь из рва вдруг схватила тебя и не отпускает. И видишь в воздухе глаза. У меня тоже есть несколько таких жизней, с которыми я не знаю, что делать. Они невидимыми тенями прицепились ко мне. Я ищу хоть какие-то сведения об этих людях, не для того, чтобы написать о них — никакой практической цели вроде сочинения книг или статей у меня нет, — а из смутного чувства, подсказывающего, что они просят смиренно и тихо, чтобы я их не забыл.

Миша Шамонин, беспризорник тринадцати лет. Он украл две буханки хлеба. Кто-то его на этом поймал и вызвал милицию. Приехал уголовный розыск, забрал Мишу. Расстреливать в СССР можно было с пятнадцати лет, и мальчик, я думаю, это знал и не очень боялся. Ну посадят в камеру, потом отправят в детдом, он опять сбежит… Но следователь очень хотел расстрела и поэтому исправил дату рождения в документах так, чтобы мальчику было пятнадцать. Из «воронка», едущего по ночной Москве в темное, пустынное, окраинное Бутово, не выпрыгнешь… Так погиб Миша Шамонин. На фотографии, сделанной тюремным фотографом, он в старом пальто с чужого плеча, пальто велико ему на пару размеров. Фамилию следователя не знаю, тем более не знаю фамилию палача, громко рыгнувшего водкой и выстрелившего мальчику в затылок.

Раиса Бочлен, двадцати лет. Девушка с круглым лицом, с круглыми, детскими еще щеками, смотрит в камеру тюремного фотографа со странным, немыслимым для меня внутренним спокойствием. Сильная, не боится. Родилась в Харбине, куда ее семья бежала из Одессы. Вернулись в СССР, видимо, в 1935 году, тогда была волна возвращения. Арестована в один день с отцом. Может быть, потому с такой мучительной настойчивостью возвращается ко мне лицо этой девушки с распущенными по плечам волосами, что я часто хожу по местам в Москве, где она жила. Малый Спасо-Болвановский переулок — это сейчас 2‑й Новокузнецкий. Там, в доме 5, в квартире 3, жили ее отец и брат, отец работал на заводе «Геодезия», брат на строительстве Дворца Советов. А она жила неподалеку, на Пятницкой, в доме, который и сейчас там стоит. Может быть, здесь, в коммуналке на Пятницкой, у нее жил друг или муж, как узнать? Наверняка она бегала в близкий Спасо-Болвановский к папе и брату, по тогдашней советской привычке носила им продукты, которые удалось купить: яйца, курицу… Работала машинисткой в управлении Главморсевпути. Обвинена в шпионаже на Японию. Виновной себя не признала. Ночью, вместе с другими, ее привезли на Бутовский полигон. Отца расстреляли той же ночью. Брата на полтора месяца позже.

Эти дома, эти улицы помнят ее.

А площадь трех вокзалов помнит Мишу Шамонина.

Кости их смешались во рву с костями других людей. Недожитые жизни, жизни, прерванные палачом в коричневом кожаном фартуке и коричневых крагах, жизни, у которых впереди должна была быть любовь, дружба, миллион хлопот, утренний кофе, вечерние застолья с друзьями, институт, работа, очереди в магазинах, поездки в отпуск в Сочи, свидания у Пушкина, игра в волейбол, маленькая дачка в подмосковном лесу, где так хорошо пить чай на веранде.

tapirr: (гей-ленточка)


"Шла война. Страна нуждалась во всем. Так же было и в послевоенные годы. Кроме того, в конце 50-х, после войны, уже гуляли по наркомату обороны и местным военкоматам приказы, что останки павших, того, надо бы убрать. И в этом было меньше человеческого отношения к погибшим. Больше того, что надо было скрывать громадные человеческие потери. Те, кто постарше, вспомните. Как от десятилетия к десятилетию все возрастала официальная цифра общих потерь в Великую Отечественную войну…

Я расскажу о мукомольных заводах. В военное и первое послевоенное время были созданы или восстановлены такие. Небольшие. Были они и в Туапсинском, и в Апшеронских районах. Это только те, про которые мне известно от стариков. Семь десятков лет назад, страна не знала современных химических удобрений. Поля удобрялись костной мукой. Животных, реже – рыбы. Десятки тысяч солдат стали рожью и хлебом, их кости были рассеяны на советских полях. Из лесов и гор, приносились и привозились кости, сдавались на заготпункты.

В начале двухтысячных, умирала одна очень старая женщина. В 50-60-х она на работала приемщицей на заготпункте у станции Гойтх. Перед смертью, не желая уносить такую тяжесть с собой, она рассказала о таких сдачах. По ее словам, на станции всегда стояли два вагона – для костей. Они отправлялись раз в месяц, а то и чаще, на мукомольные заводы. Подразумевалось, что это – кости животных. Но все знали, чьи это косточки. Чтобы вовсе уж не кощунствовать, не принимали только черепа. Веским подтверждением этого – работа поисковиков. Еще будучи подростком, работая с отрядом на Шаумянском перевале, мы и я, удивлялись тому, что среди наших находок – сплошные черепа да мелкие кости. Крупных – не было. То же самое по сей день. У найденных нами в августе 2015 года верховых солдат полностью отсутствуют крупные кости скелета.

Еще один старик, бывший житель не существующего уже Перевального, дополнил подробностями. Всем тогда хотелось выживать. И есть. Сдавался на заготпункты самолетный дюраль – стоил он 25 копеек. Мальчишки собирали патроны, выковыривали из них пули, а из пуль выплавляли свинец. Килограмм свинца на заготпункте стоил 12 копеек. Килограмм костей – четыре копейки. Солдаты шли дешевле свинца… И подобных рассказов у меня записано десятки.

Имена. Большинство имен, которые можно было сохранить, тоже пропали навсегда. Согласно распоряжению, все найденные солдатские медальоны, в обязательном порядке нужно было сдавать в отделения милиции или сельсоветы. Далее они предавались в военные комиссариаты. А там – просто выкидывались или уничтожались. Стране не нужны были мертвые – за них надо было платить компенсацию семьям.. Я уже не говорю о утраченных, или сознательно уничтоженных списках безвозвратных потерь, боевых донесениях. Стране нужны были безымянные. Без вести пропавшие.

Но и ними обходились скотски. То о чем не любили вспоминать старики, все же прорывалось в их рассказах. Да. Были воинские захоронения, братские могилы у сел и хуторов. Это были и военные, и госпитальные, и дозахоронения первых послевоенных лет. Опять таки, чтобы скрыть масштабы потерь, а иного объяснения я этому дать не могу, в 70-х МО была устроена «великая перетасовка», иначе, этого не назовешь. С помощью техники и солдат, такая могила, скажем у села Гунайка, вскрывалась. Останки, вместе с землей, грузились на самосвалы, и вывозились в другое место. Все это сваливалось в подготовленные ямы. Засыпалось и разравнивалось. Известное братское захоронение становилось неизвестным.

Артем Карапетян, в 65-ом, солдат срочной службы:

«Нашу роту отправили раскопать солдат, на берег реки, у Майкопа. Там уже росли довольно толстые деревья, но до нас их спилили, остались только пни. Мы корчевали пни, а потом раскапывали ямы. В них были и солдаты, и гражданские – это видно было по обуви, и сохранившейся одежде. Гробы, правда, привезли. Укладывали битком. Офицер считал – всего выкопали мы почти 2500 человек. Один солдат золотую монету нашел. Офицер забрал.»

Я спросил, а что было с ними потом?

«Да ничего, ответил Артем. Их перевезли, мы же их и закопали, прямо у Майкопского аэродрома».

Теперь взгляните на список захоронений в Майкопе. У аэродрома – официальных братских могил нет. Так же нет ни одной могилы, с таким количеством похороненных. Это – только один из таких рассказов…

Большинство братских могил, даже тех, которые точно отражены в документах ОБД, просто уже не существует.

Отсутствие руководства и организации по увековечиванию памяти павших со стороны Министерства Обороны в послевоенные десятилетия, кроме вовсе уж кощунственных действий, наложило свой отпечаток на работу поисковиков, которая была, по большому счету, никем особо не контролируема и не организуема.

Отряды работали в лесах и горах, находили павших, десятками, сотнями. Порой – с именами в медальонах и на личных вещах. Перезахоронения проводились там «где разрешили», часто даже в мемориалах, находящимся в других районах. Большая часть такой информации, добросовестными поисковиками отправлялась туда, где ей и быть должно – в военные комиссариаты. Далее она обязательно должна была попасть в ныне публикуемые документы и архивы МО. Но как говорят сейчас – «что-то пошло не так». У меня на письменном столе и полках – несколько папок с отчетами отрядов, протоколами эксгумации, начиная с 90-х годов. Смею заверить читателей. Большей части информации о таких захоронениях ни в военкоматах, ни в МО нет. И вы ее нигде не найдете. Это только по количествам солдат безымянных. Но основная трагедия – с теми, кому удалось вернуть имена. Большей части этих имен, этих найденных и похороненных солдат, вы не найдете нигде. Ни в архивах МО или обратившись в военкомат, ни даже на досках со списками солдат, похороненных в таком то мемориале. Потому что у местных администраций, не хватает денег на их обновление. Но это уже – скорбная дань современности.

Отсутствие какой либо систематизации и централизованного сбора отчетов поисковых отрядов, обмена информацией, тоже наложило свой отпечаток. Далеко не все добросовестны и ответственны в своей работе. Отчеты не составлялись, а если и составлялись, то не передавались, а если и передавались, то уже в давно умершие и не существующие «вышестоящие» организации. Кроме того, за прошедшие десятилетия сотни отрядов из других регионов, работающие скажем у нас, в Туапсинском районе, просто увозили обнаруженные останки солдат в свои города, для захоронения там. Не оставляя никакой информации о местах обнаружения, именах. Этим нужны были «результаты экспедиций», отчеты, пиар, показуха.
Полностью тут http://kubplazdarm.tuapse.ru/bratskie-mogily/item/150-pavshie-propavshie.html
tapirr: (гей-ленточка)
Поддерживаю!

За засорение пространства красными пентагарамами, серпами и молотами (вся Москва ими загажена!) и колорадскими лентами следует наказывать примерно так.

tapirr

Оригинал взят у [livejournal.com profile] smerchenko в Парад мудаков
Не знаю, было это или нет - пролистала ленту сообщества, вроде не нашла. Еще одно видео в копилку "мне стыдно за свою страну"...

Львовские патриоты издеваются над пенсионером


October 2017

M T W T F S S
      1
23 45678
9 10 11 12 13 1415
16 17 1819 20 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 21 Oct 2017 23:08
Powered by Dreamwidth Studios