tapirr: (квадратизм)
Вопреки обычаю заниматься сексом под deep-house,

Секс под radio-jazz -- превзошёл самые смелые ожидания.

Впрочем, превзойти можно всё,

Ведь нет предела совершенству


tapirr: (tapirr как текст)


Здравствуй мир! Ты прекрасен
tapirr: (kvadratizm)
IMG_20170218_214116

в джазовом клубе на Таганке.

Слушали Нани Еву.

Я сделал несколько фотографий и видео.
Видео  (см. ниже) хорошего качества, но музыка качеством ещё выше.

Кроме музыки были опробованы Цезарь с креветками, итальянское белое вино и крем-брюле (у них это не мороженое, а некий сливочный десерт, вкусно).

Сама любимая певица, как всегда, великолепна. Ей, опять как всегда, лучше петь, чем говорить (рассказывает, как летает во сне), но за пение можно простить всё.

Да и подруга меня подержала:  - Разве, говорит, девушки не должны говорить глупости? )))

+8 )





+1 )
tapirr: (Шляпник винтаж)


Вчера обсуждал с девушкой кино.

-Нет, - говорю, - этот Викинг (или там Викинги?) я смотреть не буду. Я вообще такое не смотрю. И историческое кино не люблю. А уж россиянскую дрянь меня не заставишь смотреть , даже если мне ещё доплатят.

- А почему?

- Ну, если всё стадо пошло смотреть - то я точно не стану. А почему не смотрю историческое... Потому что мне всегда кажется, что меня обманывают. В древнем Египте\Риме\Руси\срендевековой sic Европе\18 веке - всё было не так, как показывают. Причём не потому, что детали-реалии не верны (об этом пишут часто историки, издеваясь над псевдо-историческими картинами), а - в принципе: ясно же, что всё было не так, А как - мы всё равно не узнаем.

Она: - но разве это главное? Кино ведь не об исторических реалиях. (я согласен!)  В кино разве вообще бывает всё достоверно? Тогда тебе надо смотреть документальные фильмы.

Я: Согласен, что в кино всё правдиво не бывает, и там главное вообще не это (насчёт документальных фильмов - мысль хорошая). Но само ощущение, которое у меня возникает, когда меня пытаются поместить в "прошлые времена" мне не нравится. Ощущение, что помещают меня в вымышленный мир, но хотят убедить, что в настоящий, будто-бы бывший когда-то на самом деле....

Казалось бы, похожая ситуация с фантастикой "из будущего" -  там тоже мир, во-первых, совершенно вымышленный, и во-вторых, совершенно не тот, что наступит на самом деле. При  этом, авторы создающие "мир будущего" всегда ошибаются, пытаясь сконструировать дизайн, моду будущего, интерьеры и т.д. Они всегда показывают чуть-чуть изменённый мир настоящего, фантазии не хватает. (Так, во времена камзолов могли ли представить себе пиджаки или джинсовую куртку? Нет, могли себе представить камзол, но другого покроя.)

Но смотреть фантазии о будущем увлекательно. В них чистая фантазия, не претендующая на "якобы-правду". И нет ощущения, что тебе показывают что-то из сундука с нафталином.

Интересны даже фильмы, где явно игнорируются современые тенденции, которые вскоре войдут в полную силу.

...тут я вспомнил фильм Her (Она)
Read more... )

Касаясь моды - там только  штаны с высокой поясницей (поясом, павильнее сказать? ремней не носят).
На фото видно.
Фильм приятно смотреть, атмосфера создана довольно тонко.


Но.
Тема-то - не раскрыта.
Есть Большой Брат.
(В реальности) операционная систему управляется извне своими создателями.
Они  управляют Операционными системами, а через них и биологическими организмами, имеющими зависимость от ОС.

А фильм сознательно сделан  так, что б мысль об этом не пришла в голову.

Она - Он влюбился в свою операционную систему? Как интересно! Я даже не слышала об этом фильме! Надо посмотреть. А чем там кончается?

Я - Представляешь, я сюжет уже забыл! смотрел несколько лет назад. Там какая-то драма происходит, но, кроме основной мысли. я не помню. Есть смысл посмотреть еёщ раз.

А фильм, где чуть больше отражены реальные тенденции - это "Особое мнение".  В будущем преступление не карается после его освершения, а предсказывается заранее, и предотвращается, причём тот, кто должен был его совершить - изолируется от общества (ведь ясновидящие ("провы" провидцы, на фото вверху) реально видят будещее; то, что будет совершено, на этом и основано предотвращение ) Но есть, я думаю,  дилемма: можно ли наказать за то, чего в реальности не было?

 Или, говорю, тебе не рассказывать про что там? Неинтересно смотреть будет.

Она - Нет, меня это не остановит! Расскажи.


Я (пересказал сюжет) Он говорю, там ещё и этих пророчиц. которые в растворе плавают, спасает. Их нещадно эксплуатируют ради безопасности общества. А "статуя  - сама женщина несчастная, она графа любит"

А ты что недавно смотрела?

Она -  Совсем не времени на кино. Впрочем, посмотрела недавно  то, что на "Оскаре"..

Я -  Фильм, которому у дали "Оскар"?

Она - Нет, наобррот, те фильмы, кому не дали. А  главный приз у  фильма про кого-то с раздвоенным сознанием,  мне совсем не понравилось...

****

Я делаю вывод, что современым женщинам не нравится не только литература, но и кино про персонажей с раздвоенным сознанием.
tapirr: (tapirr как текст)
Друзья!

С утра отбываю на оккупированные территории.

Случилось так, что надо.

Какие будут от вас наказы?

it


tapirr: (kvadratizm)
Сегодня праздник - день памяти священника Русской правосланой Церкви Георгия Чистякова.

Вчера в Библиотеке иностранной литературы состоялся вечер его памяти, где была представлена Литературно-художественная композиция, составленная из теастов, видео и аудио-записей отца Георгия (Авторы  Наталья измайлова и Татьяна Прохорова).

Вел вечер иеромонах Иоанн (Гуайта). Открыл и завершил модитвой вситречу протоиерей Александр Бориосов.
Было несколько интересных выступлегий и музыкальных номеров.

**

Новое на сате   http://chistyakov.tapirr.com :

1. Отец Георгий принимает участие в программа на радио Эхо Москвы о благотворительности 29.10.2001, расшифровка
Эпиграф к дискуссии: "В основе так называемой щедрости обычно лежит тщеславие, которое нам дороже всего того, что мы дарим" (Ларошфуко)

2. Фото:
Смотреть много )

Что почитать:

Книги

Статьи

Лекции

Проповеди

Воспоминания о нём

Новое на сайте Священник Георгий Чистяков

**



Поздравлятор - тоже здесь, в этом посте.

tapirr: (kvadratizm)
1. Люди и фото

[livejournal.com profile] tapirr

Ходили с Анной Балакиревой , Ларисой и Сашей в Московский Дом Фотографии (его зачем-то переименовали в Мультимедия Арт-Музей.)

Интересная внутренняя структура здания (каждый этаж — балкон). Снаружи дом не кажется таким большим, но внутри огромное количество выставок, и все разные.

Ранний цвет. Российская империя. 1890-е – 1910-е годы посмотрели в последнюю очередь, даром, что она сразу на первом. Фотографии небольшие, и места на них, в основном, «туристические», интереснее были бы обычные улицы и закоулки (как у Прокудина-Горского, например)

82e4ac6bf357b31428646e3f0a5e46c6

А первой посмотрели войну в Испании. Не заинтересовало в принципе.

То же с фотографиями советских фотографов Второй Мировой войны. Всё эта «великая победа» уже из ушей лезет, но, тем не менее, что-то зацепило. То раненого везут на собачьей упряжке, то ещё что-то такое же не пропагандистское (какового 90 %), а мелко-жизненное, и этим интересное.

Херб Ритц, скорее, понравился (несмотря на «гламурность». Я вообще гламур люблю). Да, интереснее смотреть не на фото знаменитостей, а на «анонимную» красоту.

77ffed1829c136ff265bff40edddcb8c


Read more... )

2. Мы не из джаза

[livejournal.com profile] ad_balakireva

Мы сидели на огромных пуфах под деревом и слушали доносившуюся со сцены музыку. Это были всхлипывания, скрипы и бренчание в одном флаконе, это был настоящий джаз. Джазовый фестиваль в парке "Эрмитаж".

Мой друг рассказывал мне о музыке, которую он знает, а прежде даже любил. Только это был вовсе не джаз, а что-то изощренно классическое, полное дисгармонии, насыщенное интеллектом, как чеснок витаминами. Я с любопытством и завистью слушала, насколько он искушен. В музыке, разумеется.

"Но джаз это другое. Это не сразу, это новый космос, и я не могу назвать себя приближенным к нему", - завершил он.

Я кивала. Не сказать, что я могла что-то понять в звучащей какофонии. Но она была чудесным фоном нашей беседы. Наилучшим фоном для того, чтобы поговорить об экспериментальном театре и Саше Соколове. Я наслаждаюсь такими беседами тем больше, чем меньше в них задействована. Волна рассуждений о прекрасном уносит меня ввысь, к самому прекрасному. Я лежу на облачке умных мыслей моего собеседника и щурюсь на солнышке сытым хищником.

Мы расположились вдалеке от сцены, но прекрасно слышим происходящее на ней действо. Поклонники, сидящие стройными рядами на лавочках перед сценой, словно незаметным нам. Мы вдали от толпы, но вблизи действа. Мы говорим о современном искусстве, а фоном играет джаз. Иногда мы замолкаем и прислушиваемся к звучанию музыки. Постепенно я начинаю различать игру разных инструментов. Я слышу контрабас, пианино, ударные. Я путаю трубу и тромбон, но саксофон, кажется мне, уже обладает вполне понятным звучанием. А нет, это труба.

Народ прибывает. Счастье от того, что нам удалось захватить парковые пуфики увеличивается в разы. Люди мирны и может даже слишком спокойны. В парке много точек продажи еды, и люди активно интересуются вопросом что б здесь сожрать.

Мой друг расспрашивает меня:

- Почему у тебя в фейсбуке написано, что ты работаешь барабанщиком на радио?

Read more... )
Наконец, я видела сцену и всех действующих персонажей. Джазмены были неспешны, с прищуром, похожие на подросшую шпану с одесских улиц. Они играли сначала втроем, потом из-за столиков, отрываясь от рюмки, подымались другие музыканты. Они сменяли друг друга и добавляли инструментов. Мне больше всего нравился пианист, он также называл имена музыкантов, вскакивающих на сцену. Он был в пацанской кепке и речь его была интеллигентно-приблатненной. Слегка сгорбившись, он колдовал на клавишах что-то невообразимое. На его спине очень не хватало надписи: "Не стреляйте в пианиста, он играет как умеет". В середине сцены стоял обаятельный толстяк с контрабасом. Визуально эти двое с контрабасом заполонили собой все пространство. Но это джаз, здесь всегда и всем есть место. Так что справа за барабанами вполне себе умещался очень недовольный человек. Все жесты выдавали в нем подросшего уличного шпану. К джаз-банде присоединился гитарист, и почти сразу на сцену вышли тромбон и саксофонист. Потом пара парней по очереди выходили играть на трубе. Сцена меняла музыкантов, быстрее, чем римская армия коней. При этом мелодия, как битва, не останавливалась.



Я пыталась подобрать прилагательные к каждому инструменту. Получалось плохо. Тромбон был застенчивым. Трубы пронзительными. Саксофон... Саксофон имел удивительно красивый изгиб и красил каждого, кто прикладывался к нему губами.

Read more... )

Глубоко в первом часу ночи мы с другом шли к метро. Кукольность Замоскворечья меня умиляла. Я благодарила своего друга за вечер:

-    Теперь я точно сформулировала для себя, что такое джаз!
-    Здорово! Скажи мне!
-    Нет, ты не понял, я для себя сформулировала, а так - еще нет. Но мне кажется, если в рок-музыке, эксцентрично говоря, должен быть секс, то в джазе - юмор.
-    И толстая негритянка! - подсказал мой друг.

Жизнь разбита на отрезки, которые знаменуются удачей. Она может быть любого размера. Например, была большая удача, когда меня взяли работать на радио. И не меньше - когда я оттуда уволилась. Это я к тому, что жизнь разбита на отрезки.

Мне как всегда очень повезло. Мы успели войти в метро

3. Как не надо есть курицу

[livejournal.com profile] ad_balakireva

Не прошло недели, как мой друг сказал:

- Нам необходимо продолжить исследование джаза на московской площадке! Не зря же у нас так хорошо покатило!

Я согласилась. Мне все больше нравился этот формат, когда я ем, а мне поют.

В этот раз мы отправились в "Стейкс" на Таганке слушать джаз от некой Нани Евы и её группы и есть, соответственно, стейк.

Уж сколько раз твердили миру:

- Анечка! Не ешь на свиданиях и концертах! Ешь перед ними и сойдёшь за леди!!!

Но нет.

Я, как известно, не вижу смысла ни в одном культурном мероприятии, если нет еды.

Мой друг в элегантной белой рубашке рассказал, почему из всего много многообразия исполнителей выбрал Нани Еву, одну из немногих, исполняющих джаз на русском языке.

- Я послушал в ютубе, поёт здорово. Даже участвовала в проекте "Голос", уж не знаю, красит её это или компрометирует.

- Красит, конечно, - говорю я. - А истинная причина?

- Ну... Мне нравятся восточные женщины...

Я обрадовалась: обожаю невинные слабости. Как обладатель множества таковых, я считаю, что их наличие подчеркивает силу личности, состоятельность характера и отсутствие ханжества.

Read more... )
tapirr: (kvadratizm)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tapirr в Рождение Венеры

Д.Энгр, «Рождение Венеры», Музей Конде

Райнер Мария Рильке (Rainer Maria Rilke)

РОЖДЕНИЕ ВЕНЕРЫ


В то утро после ночи, что прошла
в смятенье, беспокойстве и мученьях,
взметнулось море и исторгло крик.
Когда же, наконец, в последний раз
крик медленно затихнул и упал
в немую рыбью бездну - разродилась
морская хлябь.

И засверкала власяная пена
великого стыда усталых волн -
и встала девочка, бела, влажна,
как молодой зеленый лист, когда
он расправляется и обнажает
свое нутро, - так раскрывалось тело
ее на раннем девственном ветру.

Подобно лунам, ясно выступали
колени в облачных покровах бедер,
и рисовались тени узких икр;
и, напряженные, светлели стопы,
и ожили суставы, как гортани
у жадно пьющих.

И в чаше таза розовел живот,
как свежий плод в руке младенца.
А в узком кубке ровного пупка
была вся темень этой светлой жизни.
Еще плескались маленькие волны,
по бедрам поднимаясь вверх, откуда
еще струилось тихое журчанье.
Насквозь просвеченный и без теней,
как рощица берез в апреле, срам
был теплым, нетаимым и пустым.

Весы живые осторожных плеч
уже остановились в равновесьи
на стане, стройном, как фонтан из чащи,
и ниспадали, словно струи, руки,
и рассыпались в полноте волос.

Из тени от склоненной головы,
приподнимаясь, открывался лик -
и сразу осветился, замыкаясь
очерченностью резкой подбородка.

Теперь и шея напряглась, как луч,
как стебель, подводящий сок к цветку,
и руки, словно шеи лебедей,
уже тянулись к берегу на ощупь.

В рассветный сумрак тела вдруг вошло,
как ветер утра, первое дыханье.
И в нежных веточках сосудов шепот
стал нарастать, и зашумела кровь,
пронизывая их до глубины.
А ветер силу набирал и полным
дыханьем в груди юные пахнул
и их наполнил и прижался к ним -
как паруса, наполненные далью,
они на берег деву понесли.

И вывели на сушу.
Позади
ступающей по юным берегам
уже, сияя, поднималось утро,
цветы, былинки, теплые, как после
объятий. А она все шла и шла.

Но в полдень, час наитяжелый снова
взбурлило море и на тот же берег
дельфина выбросило - он был мертв
и окровавлен.


1907



Помпейская фреска «Афродита Анадиомена». Предположительная копия с Апеллеса

Живопись: Бугро, Шассерио, Кабанель, Редон, Амори-Дюваль, моё фото м.р. Венеры  )



Кипр. Петра ту Ромио. Место, где из пены родилась Венера. Фото [livejournal.com profile] tapirr

1995

19 Sep 2015 00:54
tapirr: (kvadratizm)
1995

Тут блоггеры устраивают флэш-моб:

постят свои фото 1990-х годов.

Ну, вот вам: Никитский ботанический сад, Крым, Украина.

1995
tapirr: (tapirr как текст)
3ZiCExQA2fA




Балкон заредельный.
Выходя на него, Тина оказывается за пределом.
Она становится
                каплей дождя,
Порывом ветра,
Птицей кОлибри,
Вздохом одинокого сердца,
Дымом задутой свечи.


**

Стихотворение посвящается знакомой девушке, она из Ганы.
На фото не она, просто похожий типаж.

__
tapirr: (Шляпник винтаж)


Ну вот и скажите, что генетика ничего не значит!

"В былые времена вдоль Петровского парка стояло множество ресторанов: первым, ближайшим к центру Москвы, был знаменитый "Яр", потом "Стрельна", "Черный лебедь" и другие, а на противоположном краю парка был ресторан "Эльдорадо". Отец рассказывал (имеется ввиду о.Г.Чистяков, это его сын пишет), что московские купцы любили кутить следующим образом: они ужинали в "Яре", а затем двигались вдоль парка, не пропуская ни одного ресторана. К рассвету они добирались до "Эльдорадо", слывшего довольно сомнительным заведением..."

А я-то думаю, почему я именно на этом отрезке этого тракта люблю кутить?
А потому что мои предки были купцами (первой гильдии).
tapirr: (Default)
Посетил Новогодний молебен
tapirr: (tapirr как текст)

Боже! Никогда не читал Карла Густава,
а тут в "лентах" встречаю:

«Одиночество обусловлено не отсутствием людей вокруг, а невозможностью говорить с людьми о том, что кажется тебе существенным, или неприемлемостью твоих воззрений для других».
Карл Густав Юнг"

(приводит это Саша Петров via Игорь Скиф).

tapirr: (кр. крест)

Вход в церковь - справа

15, rue Porto-Riche 92190 MEUDON

BIBLIOTHEQUE SLAVE DU CENTRE d'ETUDES RUSSES SAINT-GEORGES

Теперь там Сад Дофина

парк )

**

Обычно, ностальгия, как известно из литературы, бывает у русских, уехавших в Париж,
А у меня, наоборот, ностальгия по русскому месту в Париже, которое перестало существовать (не как место, конечно, а как наполнение места).

Два раза пришлось посетить центр святого Георгия, будучи в Париже,
и не просто так.
В церкви тамошней один раз пел на клиросе, другой раз и пономарствовал с отцом Антонием Эленсом.

Радуюсь, что с тем поколением какая-то ниточка, связь - не через вторые руки (например, через отца Чистякова), а через первые:
у протоиерея Меня я причащался в пятилетнем возрасте (сам этого не помню),
Антоний Эленс (уже в 90-е) подарил мне Библию (брюссельскую с комментарием).

Про о.Антония пару раз упоминает о.Георгий Чистяков:

1.

"- Как при этом Меню удавалось избежать репрессий со стороны КГБ? Того же Сахарова, например, сослали в Нижний Новгород...

- КГБ все время ходил за ним по пятам. Но, во-первых, прогнила система. Во-вторых, Сахаров в силу своей общественной позиции общался с иностранными корреспондентами и общественными деятелями. Его отправили в Нижний, чтобы изолировать от иностранцев. Отец Александр общался с бабушками своего прихода и московской интеллигенцией, которая к нему ездила. А ездила к нему интеллигенция всех поколений. Люди старшего поколения уже давно умерли, а самым младшим его духовным детям еще не исполнилось и 20. В ребенке восьми лет он видел человека, с которым надо говорить серьезно. Но это все были советские граждане. Те иностранцы, что общались с отцом Александром, великолепно знали русский язык, и были настоящими конспираторами. Я подозреваю, что органы об этом и не догадывались.

Отец Александр дружил с русской француженкой Анастасией Борисовной Дуровой, которая работала во французском посольстве. Она очень помогала отцу Александру и всем нам. Она умела выйти из посольства и, пять раз пересев из поезда в поезд, оторваться от хвоста. То же самое умели делать и писатель Ив Аман, автор книги об отце Александре, и отец Антоний Эленс, и многие другие. Я подозреваю, что связи отца Александра КГБ все-таки не были до конца известны. Бог помогал."

http://tapirr.com/ekklesia/chistyakov/speeches/interv_about_men.htm

2.

"Если сегодня иконы преп. Серафима Саровского и Сергия Радонежского можно обнаружить во многих католических храмах, если «Моя жизнь во Христе» Иоанна Кронштадтского или «Откровенные рассказы странника» издаются на всех языках и рекомендуются читателю-католику в качестве лучших пособий по аскетике, а книги митрополита Антония Сурожского на итальянском языке продаются прямо в Ватикане, в этом огромная заслуга о. Шпидлика и его собратьев, открывших мир русского благочестия христианскому Западу.

В этой связи нельзя не вспомнить и покойного о. Антония Эленса, иезуита из Медона, человека, который не был ни учёным, ни церковным писателем, но просто любил православие, нашу аскетику и богослужебный чин и прививал эту любовь людям вокруг себя."

http://tapirr.com/ekklesia/chistyakov/vechn_grad/dialog.htm


**

Ужасно жаль, что центр в Медоне прекратил существовать. Вот статья об этом:



Часовня Св. Георгия, 1960-е годы

Отец Сергей Оболенский, преподававший в Медоне русскую литературу

Воспитанник Центра Святого Георгия отец Борис Бобринский

Елизавета Кузьмина-Караваева, муза Александра Блока и легендарная Мать Мария, тоже была связана с Медоном благодаря католику-мужу

Почему прекратил своё существование Центр русских исследований Св. Георгия

Он обосновался в парижском пригороде Медон – в том самом тихом и светлом предместье, где в 20–30-е годы прошлого века нашла себе приют русская эмигрантская колония, насчитывавшая в ту пору около 2 тысяч душ. В Медоне жила и Марина Цветаева. Главной его достопримечательностью, помимо Центра русских исследований Святого Георгия, был замок, который 19 мая 1717 года посетил Пётр Великий. Императору показали хранившееся там знаменитое полотно Леонардо да Винчи «Святая Анна» – теперь оно находится в Лувре. Да, совсем забыл: ещё в соседнем лесу совершали велосипедные прогулки Владимир Ильич с Надеждой Константиновной.
Что же касается Центра Святого Георгия, то он вошёл в историю под другим, более говорящим именем – «русская школа отцов-иезуитов». Центр размещался в старинном поместье с парком, к главному особняку примыкали часовня и библиотека с читальным залом. Сами католики, обитавшие здесь, называли его местом встречи Запада с Россией. Кто на кого в результате этой встречи оказал большее воздействие – ещё вопрос. Сами отцы-иезуиты охотно признавали, что русские дети, которые здесь учились в течение нескольких десятилетий, необычайно повлияли на своих педагогов. Если и не обратили их в свою веру, то приобщили к русскому языку, культуре, даже к религиозным обрядам. А обрусевшие, пусть и частично, иезуиты в свою очередь помогли выжить в эмиграции сотням детей наших соотечественников, в том числе многим сиротам. Помогли сохранить язык, веру, культуру, дали им образование и путёвку в жизнь.
Несмотря на то что в русской колонии к католикам относились с большим подозрением и, как мне рассказывали, даже советовали детям обходить стороной их соборы, в Медоне в какой-то мере удалось достичь сближения верующих двух церквей, вражда между которыми началась столетия назад, разделив их стеной неприязни повыше не только что Берлинской, но и Китайской.

Бэллю спасибо
Дело было в 1921 году в Константинополе, где отец-иезуит Луи Бэлль, бывший профессор теологии из Лиона, коротал время, ожидая падения большевиков. Он должен был отправиться в Тифлис, куда получил назначение. Тем временем турецкую столицу наводнили русские, покинувшие родину после разгрома врангелевской армии в Крыму. За короткое время сюда прибыло около 150 тысяч человек. Большинство из них оказались в крайней нужде. Особенно страдали дети. В Константинополе пустовало здание школы австрийских монахов имени Святого Георгия. В нём Луи Бэлль при поддержке французской военной миссии и основал «Комитет для воспитания русских детей». Вскоре комитет был преобразован в школу-интернат Святого Георгия. На первых порах в неё приняли 30 мальчиков.
Луи Бэлль заручился поддержкой бывшего депутата Государственной думы Александра Сипягина, перешедшего в католичество после смерти жены и ставшего аббатом, и пригласил на помощь нескольких белых офицеров, которые взяли на себя административные хлопоты. Говорят, что замысел Бэлля был далеко идущий и вовсе не только филантропический. После краха большевиков обращённые в католическую веру молодые русские люди должны были понести её факел в Россию. Однако вскоре по требованию турецкого вождя и ленинского союзника Ататюрка белой эмиграции пришлось покинуть Константинополь. Интернат в 1923 году тоже переехал в бельгийский город Намюр и оставался там до самой войны. Затем он перебрался во Францию – сначала в Париж, в пустовавший дом иезуитов, а в 1946 году – в Медон. Иезуиты приобрели имение «Огород дофина», принадлежавшее драматургу Жоржу де Порто-Ришу. В военные годы в нём размещались лётчики «Люфтваффе», а затем центр беженцев.
«Родители побаивались, что мы обратим их детей в католическую веру, – рассказывал мне 73-летний Рене Маришаль, один из трёх иезуитов, управлявших Центром русских исследований вплоть до самого его закрытия. – Конечно, у нас была благочестивая надежда на то, что кто-нибудь из детей перейдёт в католичество. Но такой задачи мы никогда перед собой не ставили. Русское было во главе угла при изучении любого предмета, будь то история, география или Закон Божий. Одна из заповедей школы гласила: «Ты русский, говори по-русски!» Поэтому некоторые шутники называли отцов-иезуитов за глаза «батя». Учить великий и могучий должны были и французы, которые ходили в интернат».

Святая Ольга и Святой Георгий
Часовня Святого Георгия, расположенная на территории поместья, украшена иконами, написанными в здешней мастерской. До недавнего времени занятия в ней вёл 80-летний отец Игорь, в миру Эгон Сендлер, обрусевший немец. Именно с русской иконой, по мнению отца Маришаля, связан усилившийся во Франции в последние годы интерес к православию. Теперь во французских католических храмах и монастырях часто можно увидеть репродукции иконы Владимирской Богоматери или рублёвской Троицы. Многие из них выполнены в мастерской центра.
В учениках здесь всегда поощрялись художественные таланты. Балалаечный оркестр существовал в школе до самых недавних пор. Выпускники прошлых лет, сильно постаревшие и поседевшие, всегда с радостью собирались на репетиции. Все школьные праздники оркестр открывал специально сочинённой «арией Святого Георгия». Помимо оркестра был в школе и хор. А танцам иезуитских питомцев учила мадам Полякова – мать Марины Влади. Сама будущая кинодива впервые вышла на сцену именно здесь, в Медоне, в Центре Святого Георгия.
Было ей тогда десять лет.
В том первом выступлении маленькую Марину видел (и на всю жизнь запомнил) мой давний знакомец Василий Карлинский, известный французский журналист, всю жизнь проработавший в газете «Либерасьон». С 1935 по 1949 год он жил и учился у иезуитов, но, несмотря на это, остался неверующим. Карлинский вспоминает, как в годы войны ученики интерната помогали Сопротивлению. Один из них, Николай Мхитарьянц, погиб в застенках гестапо.
Студенческие годы провёл в интернате и Константин Мельник, будущий советник генерала де Голля. Мельник учился в элитарном Институте политических наук, но, не имея средств, чтобы снимать комнату в Париже, жил в Медоне с 1946 по 1949 год. Мельник вспоминает, что его соседями были будущий православный священник отец Борис Бобринский, ныне окормляющий паству в знаменитом парижском соборе Александра Невского на улице Дарю, и Борис Зайцевский, который впоследствии стал выдающимся инженером-ядерщиком. «Обстановка в пансионате была абсолютно русской, я бы даже сказал: чеховской, – рассказывал мне Мельник. – За обеденным столом по воскресеньям собирался интеллектуальный цвет российской эмиграции. Приезжал ватиканский посол в Париже, будущий папа Иоанн ХХIII. Это был человек открытый, считавший, что католическая церковь должна сотрудничать и дружить с православной».
Исключительно интересной личностью был отец Сергей Оболенский (1909–1992), читавший в Медоне лекции по русской литературе. Он до 16 лет прожил в Ясной Поляне – его мать доводилась племянницей Льву Толстому. В 20-е годы она написала письмо Сталину с просьбой отпустить её семью в эмиграцию и неожиданно получила разрешение на выезд. Оболенский недолго прослужил в Центре Св. Георгия, ушел в мир и стал работать аналитиком на высокой должности в штаб-квартире НАТО. Он переводил переписку Сталина, Рузвельта и Черчилля, воспоминания маршала Жукова.
В школе преподавал русский язык Дмитрий Кузьмин-Караваев, поэт-акмеист, друг Блока, муж Елизаветы Кузьминой-Караваевой – одной из муз Блока, легендарной Матери Марии, участницы Сопротивления, погибшей в концлагере Равенсбрюке. В начале революции Кузьмин симпатизировал большевикам, а затем был выслан из страны на пароходе, на котором Ленин отправил в изгнание цвет российской интеллигенции. В эмиграции Кузьмин перешёл в католичество.
В годы Второй мировой войны иезуиты решили создать в Париже аналогичную школу для русских девочек. У её истоков стоял отец Филипп де Режис, руководивший интернатом Святого Георгия. Назвали заведение Институтом Святой Ольги, первых семь учениц институт принял 3 июня 1944 года. «После тяжёлых лет оккупации, когда нас и наших родителей называли не иначе как «грязными иностранцами», – вспоминала в нашем разговоре Ольга Суханова-Верни, – мы попали в атмосферу дружбы, любви и великодушия. Проведённые в «Святой Ольге» годы остались в нашей жизни самым светлым воспоминанием. И наши дети, которые полностью интегрировались во французскую жизнь, сохранили свои славянские корни...»
Между «Святой Ольгой» и «Святым Георгием» существовали тесные контакты. Ребята вместе готовили концерты, с которыми раз в год выступали в Париже. Институт Святой Ольги принимал детей эмигрантов до 1970 года и, выполнив свою миссию, закрылся. А мужская школа в Медоне прекратила своё существование двумя годами раньше. Она превратилась в Центр русских исследований.

Наследники Гагарина
Центр начался с библиотеки в 100 тысяч томов, основу которой заложил князь Иван Гагарин (1814–1882). Князь служил дипломатом в Мюнхене и в Париже, под влиянием Чаадаева обратил свой взор к католичеству и в 1842 году перешёл в новую веру. В России шаг князя вызвал всеобщее возмущение и был расценён как предательство. Наказание оказалось беспримерно строгим: Гагарин потерял состояние, все звания и гражданские права, и ему навечно запретили въезд в Россию. Гагарин считал, что переход в католичество спасёт Россию от революции.
Русская библиотека отцов-иезуитов – одна из богатейших в Западной Европе. В её фондах – переписка князя Гагарина и других видных русских иезуитов с Чаадаевым, Герценом, Тургеневым, Тютчевым, Лесковым, Киреевским; автографы Екатерины Великой, запретившей в своё время печатать «ругательную историю иезуитского ордена»; письма великого князя Николая Михайловича Романова, дяди Николая II; полное собрание законов Российской империи, которое великий князь преподнёс отцу Полю Пирлингу; первая печатная Библия 1581 года – Острожская. Самая старая книга – «Апостол» 1564 года. В медонской библиотеке собраны практически все публикации по истории русской эмиграции. А рядом – в удивительном порядке сохранённые подшивки «Агитатора», «Большевика», «Вопросов истории КПСС», «Коммуниста Вооружённых Сил», собрания сочинений Ленина, Сталина, Троцкого, Хрущёва, Брежнева. «Нас интересовало всё, что помогало понять Советскую Россию», – объяснял мне отец Маришаль...
До начала 90-х годов Центр русских исследований Святого Георгия принимал на стажировку студентов-славистов из французских, английских, итальянских и других европейских университетов. Сюда приезжали набраться русского духа перед командировкой в Советский Союз дипломаты, журналисты, военные, космонавты и наверняка сотрудники спецслужб. Здесь стажировался дипломат Александр Никитич Кельчевский, который до 2002 года был французским консулом в Петербурге. Кельчевский называет себя «русским французом». «По корням, – говорил он мне, – я русский, а по образованию и образу мышления – француз».

Последнее слово не сказано
Ходили слухи, что решение о закрытии центра было принято на самом иезуитском верху. Знакомый богослов объяснял это тем, что Ватикану не удалось реализовать линию папы Иоанна Павла II на сближение с Русской православной церковью и посему в Риме сочли «непроизводительными» дальнейшие расходы на медонский центр.
Отец Маришаль объяснил причины закрытия центра проще: содержать его стало не на что. Ни Ватикан, ни орден иезуитов средств не дают, требуя, чтобы монахи сами искали источники финансирования. Одними подвижническими усилиями трёх немолодых отцов-иезуитов, которые до последнего времени стояли у руля центра, такой сложный механизм в рабочем состоянии не удержишь. А молодой смены нет – многие отказываются идти в священники из-за обета безбрачия.
Мой собеседник отлично говорил по-русски, превосходно знал Россию и православие. На книжной полке я заметил томик Марининой, но иезуит, перехватив мой взгляд, открестился: мол, книжка попала сюда случайно. Отец Маришаль написал труд «Первые христиане на Руси», перевёл на французский Солженицына, Буковского, Александра Меня.
Маришаль рассказывал, что иезуиты хотели передать библиотеку в один из французских университетов. Генеральный совет богатого департамента Верхняя Сена, в который входит Медон, предлагал иезуитскому ордену выкупить весь комплекс – церковь, библиотеку и иконописную мастерскую – и сохранить его в качестве исторического памятника. Иезуиты по неведомым причинам отказались.
В итоге уникальную медонскую библиотеку разделили на две части. Фонд литературы и искусства отдали в Лионскую городскую библиотеку, а научный, быть может, самый интересный, – в Гуманитарный университет того же города.
А ведь была возможность привезти их в Россию. В Париж постоянно наезжают наши олигархи и их гонцы в поисках, куда бы им вложить средства. Частые гости здесь – представители Министерства культуры. Одних интересует бывшая тургеневская дача в местечке Буживаль под Парижем, других – русское кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа. Как правило, дальше разговоров дело не идёт. Правда, один крупный банк зачем-то прикупил целый замок в отдалённом столичном предместье, обещая создать там российский культурный центр. Хотя покупатели не могли не понимать, что туда никто не будет ездить. Когда же речь идёт о реальном шансе спасти ценности, имеющие отношение к нашему отечеству, российская сторона интереса не проявляет. Отцов-иезуитов можно было бы уговорить продать и центр, и бесценную библиотеку. Дело, конечно, вышло бы хлопотное, поэтому наш бизнес и чиновники предпочли остаться в стороне. Так проще.


Спасённые Екатериной

Россия и католическая церковь вот уже почти тысячелетие пребывают в состоянии конфронтации. «Рим и весь католический мир, – утверждал в XIX столетии французский литератор и путешественник маркиз де Кюстин, – не имеют большего и опаснейшего врага, чем император российский». Отповедь русофоб Кюстин получил, в частности, от Достоевского, убеждённого в том, что католичество – «вера нехристианская»: она «искажённого Христа проповедует».
Особую враждебность во все века в России вызывали иезуиты. Их у нас считали разновидностью ватиканских спецслужб, рыцарями плаща и кинжала и изображали с Библией в одной руке и с мечом и ядом в другой. Иезуиты, в расхожем представлении, придумали формулу «Цель оправдывает средства» и давали индульгенцию любому преступлению во имя «вящей славы Божьей». Первому побывавшему в России иезуиту Антонио Пассевино Иван Грозный грозил посохом. И когда пожал ему руку, то тут же демонстративно вымыл её в золотой чаше.
Иезуиты остаются самым влиятельным и элитарным из существующих мужских орденов. Этот орден – «глаза и уши папства», равно как и главный генератор идей, мозговой центр католичества. «Мы стремимся объединить идеи с действием, – подчёркивал в разговоре со мной Богуслав Стечек, генеральный советник по делам Восточной Европы и помощник генерала ордена иезуитов. – Иезуиты очень активны и поэтому имеют много друзей и не меньше врагов. Православная церковь нас обвиняет в прозелитизме, в миссионерстве, но мы лишь хотим вести диалог».

Ему вторит отец Маришаль: «Мы хотим, чтобы католики и православные жили в мире, согласии и единстве. Мы стремимся к объединению церквей. Ещё Владимир Соловьев говорил, что церковь одна, потому что Христос не мог создать две. Различия между нами несущественны, они связаны с особенностями национальных характеров и с традициями. Но не надо забывать о том, что, когда папа Клемент XIV запретил наш орден в 1773 году, его спасла Екатерина II и прусский король Фридрих II...»
С начала 90-х годов орден действует в России, где насчитывается, быть может, всего два десятка иезуитов. В Москве есть институт Святого Фомы Аквинского. А вообще-то протянуть руку иезуитам предлагал ещё Вацлав Воровский. В 1922 году, будучи полпредом РСФСР в Риме, он писал в Наркоминдел: «Отбросьте все страхи наших пошехонцев перед иезуитами, инквизицией и т.п. и посмотрите на дело как на важный шаг, связанный с серьёзной материальной помощью».
А ещё один известный большевик явно недооценил мощь Римско-католической церкви и её иезуитского «отряда». «Папа? Сколько у него дивизий?» – с иезуитской усмешкой поинтересовался однажды Сталин, когда речь шла о послевоенном разделе мира на сферы влияния. Однако Иоанну Павлу II не понадобилось войск, чтобы войти в историю под именем «Папы, сокрушившего коммунизм».

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/2962/


Также см.

Архив журнала Символ, издававшегося в Медоне
tapirr: (tapirr как текст)
Простудился.
Голова болит.
Этот, блин, май. Температура +1...
tapirr: (kvadratizm)


Простите за долгое отсутствие.
Найти в хаосе своего жилища блокнот с паролем от ЖЖ было довольно нелегко,
но теперь я с вами.

[livejournal.com profile] tapirr снова здесь, счастлив и влюблён!

(Правда,я совсем не уверен, что мне есть, что здесь делать.
Меня же (как я недавно жалобился другу) всё-равно никто не комментирует.
Значит, то, что я тут размещаю   -- никому не интересно.


Я понимаю, что надо рассказывать о своей жизни, что б читатели реагировали.
Но не могу я, не могу публично откровенничать.
Простите)
tapirr: (kvadratizm)


На днях  вспоминал Анечку
tapirr: (kvadratizm)


Моя любимая песня.
Ещё с тех пор, как был влюблён в Шералиеву.

October 2017

M T W T F S S
      1
23 45678
9 10 11 12 13 1415
16 17 1819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 18 Oct 2017 05:35
Powered by Dreamwidth Studios