8 Jan 2017

tapirr: (kvadratizm)
15826354_192356761232766_878123347040451022_n

Сергей Юрский:

"60-е годы, «оттепель»… Я в очередной раз приехал в Москву из Ленинграда сниматься в кино и зашел к своему самому близкому другу – Симону. Он открыл дверь и сказал: «Заходи, заходи скорее, у меня сидит мой очень интересный знакомый, выпьем чего-нибудь вместе». В комнате сидел отец Александр Мень. Мы пили чай. От водки он отказался, сказав, что на сегодня у него еще есть какие-то обязанности. И начался разговор…
Это было так странно: я говорил со священником! (Отец Александр был в рясе). Говорил обо всем на свете. Про кино, про театр, меньше всего про религию. Мы с Симоном были совсем далеки от этого.

Но по-настоящему удивительно было другое: он говорил о делах светских, но говорил каким-то странным образом, всё освящалось неким новым светом. Я не мог понять, что за свет от него исходит?.. Признаться ему в этом такими высокими словами, сидя за столом и поедая оладьи с селедкой, я не мог. И просто сказал: «Как хорошо, что мы с Вами познакомились, мне с Вами очень интересно». Он тут же ответил: «А хотите продолжить знакомство?» Я: «Конечно, хочу». Он: «Сегодня же Рождество». Я, сомневаясь, переспросил: «Рож – де–ст – во? Как Рождество? Рождество же еще через две недели?»

Был декабрь. 25 декабря.

«Да, наше Рождество 7 января, - объяснил он, - а сегодня Рождество у католиков и протестантов. Вы не хотите пойти со мной в протестанский молельный дом?»

Никогда в жизни я не ходил в церковь. Вообще. Я был внуком священника, но узнал об этом очень поздно. Отец старался не только не упоминать в разговорах деда, но старался забыть про него совсем, это было опасно. Какая могла быть церковь и тем более молельный дом? Но сейчас я понял, что хочу пойти, хочу пойти именно с ним. И спросил, все еще толком не понимая, куда мы собираемся: «А что будет?» Он: «Рождество будет, пойдемте, все сами увидите». «Ну, пойдемте». И мы пошли.

Это был молельный дом, по-моему, евангелистов. Громадное помещение, где сидело человек не менее 500, а может быть и больше, очень тесно. Отец Александр Мень первым меня ввел в храм. Здесь я и услышал впервые слова Евангелия. По-русски, а не по церковнославянски. Это были слова о том, что произошло две тысячи лет назад, там, в Вифлееме, когда в небе зажглась звезда. «Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице». «И не было им места в гостинице», эти слова, произнесенные по-русски в Рождество Христово, в молельном доме, обожгли мне сердце. «И не было им места в гостинице». Ай, как это близко! Ай, как это понятно! И как это всё по-человечески! «…пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему». Я слушал Евангелие и думал: «Почему я раньше ничего не знал об этом. Почему?»

Я спросил отца Александра: «Вы ведь православный священник?» «Да, отвечает, православный». «А мы сейчас в каком храме?» «В протестантском». «Я понимаю, но Вы- то православный, как же это?» «Православный, но люди празднуют, я хочу их поздравить, они пригласили меня и попросили, чтобы я пришел, а я еще и Вас привел», - сказал он с улыбкой, и продолжил. «Когда настанет ночь с 6 на 7 января, и будет у нас великий праздник Рождества, православный, они тоже придут нас поздравить. Так должно быть».

Так я впервые услышал то, что потом все годы, долгие уже годы, моей жизни я помнил как смысл отношения к другим конфессиям. Это тоже христианство, но другая форма, и всё. Но глубже это был и пример отношения к иному вообще. Пример того, как может православный священник открывать сердце навстречу другим людям. Я понял это остро, когда в этом громадном зале мы сидели с ними плечом к плечу среди огромного количества людей, которые за две недели до нашего Рождества праздновали то же самое Рождество, того же самого Господа нашего Иисуса Христа. Это был удар. И я запомнил его на всю жизнь.

Крестился я через 25 лет после этой Встречи. Это была другая эпоха, другой я, всё менялось уже. Но когда шел обряд крещения, я не мог не вспомнить и мысленно не помолится за отца Александра Меня. С него всё началось, с одной строчки, услышанной в протестантском молельном доме, началось мое чувство христианства как религии, не отделяющей людей, а соединяющей их, не принуждающей, а дающей новую дорогу".

tapirr: (kvadratizm)
Read more... )


Технологический взрыв в 5 тезисах

1.В течение ближайших полутора десятилетий мир, в котором мы живем, необратимо изменится в результате технологического взрыва, который уже начался.

2. Технологический взрыв – это комбинация технологий, создающих новые рынки или радикально трансформирующих старые.

3. Прорывные технологии сегодня – это накопители энергии, электромобили, беспилотные автомобили, солнечная энергетика. Есть и другие.

4. Радикально изменяются также бизнес-модели. Пример – Uber.

5. В прекрасном новом мире будет проблема с людьми. Те рынки, на которых они могут что-то делать, исчезают. Людей надо будет чем-то занять. Это – проблема.


Теперь подробнее...
Read more... )

tapirr: (kvadratizm)
О том, как россиян будут выгонять из своих домов и квартир
(без названия)

Думаете, ваше право на собственное жилище, выстраданное и вымученное долгой ипотекой, надёжно защищено Конституцией? Как бы не так - если вы в России. Тут незыблемость конституционных гарантий легко сдаётся перед революционной необходимостью.

И вот свежий пример.

Read more... )
tapirr: (Default)
tapirr: (kvadratizm)
[livejournal.com profile] tapirr в Какистократия


Автор прекрасного нижеследующего текста говорит о том, что захватившим власть негодяям без роду без племени приятно называть себя "элитой", однако они ею не в коей мере не являются. Ведь элита - это лучшие. Элита общества - это свободные, независимо-мыслящие люди. А эту прослойку правильно называть какистократией. Если «аристос» значит по-гречески «наилучший», то «какистос» - «наихудший». И нынешний строй РФ (наследующий советскому через Ельцына) может быть обозначен как «правление наихудших»  -  «какистократия».
it



Номенклатурное проклятие России

Российской номенклатуре власть нужна, прежде всего, для личного обогащения

ТЕКСТ:

Юлий Нисневич

"Те, кто сегодня правят Россией, считают себя элитой. И млеют от удовольствия и восторга, ощущая свою исключительность и избранность. Особенно когда их так публично называют придворные политагитаторы по принципу «кто наверху, кто власть — тот и элита». Однако в истинном, ценностном смысле элитой они не являются. Элита — те, кто занимают первые ряды в обществе благодаря своему достоинству, таланту и профессиональной компетентности. А

в России сегодня правит не элита, а «двоечники», как в профессиональном, так и в морально-нравственном смысле.

Тем, кто сегодня правит Россией, не нравится, когда их называют бюрократами. Но классической бюрократией они не являются. Бюрократия — это неотъемлемый институт управления современным государством, профессиональная корпорация, пропуском в которую служит конкурсный отбор. Деятельность членов этой корпорации подчинена формальным правилам и процедурам, и при исполнении своих обязанностей они должны следовать кодексу корпоративного поведения и этики. Такому, как, например, обязательный для публичных должностных лиц Великобритании кодекс «Семь принципов публичной жизни». Они включают в себя самоотверженность, неподкупность, объективность, отчетность, открытость, честность, а также поддержание всех этих принципов методами руководства и личным примером.

Маргинальное правящее меньшинство

Те, кто сегодня правят Россией, — маргинальное социальное меньшинство, имя которому номенклатура. Так назвал и первым описал правивший в СССР социальный слой Михаил Восленский в книге «Номенклатура» 1980 года.

Формальный механизм формирования советской номенклатуры заключался в назначении на руководящие должности по решению органов КПСС, но фактически такие назначения осуществлялись партийными руководителями соответствующего уровня и лишь оформлялись решениями партийных органов. При этом партийные функционеры стремились поставить на руководящие должности, прежде всего, тех, кто был предан лично им. Процесс формирования и функционирования советской номенклатуры полностью контролировался КПСС, составлявшей жесткую иерархически организованную сердцевину, на которой держалась вся коническая конструкция советской номенклатуры. Вертикальная карьерная мобильность могла осуществляться, за редкими исключениями, только за счет продвижения по иерархическим уровням номенклатуры. Поэтому внутри номенклатуры между различными группировками и кланами постоянно шла ожесточенная борьба за продвижение вверх по партийной лестнице и за контроль каналов карьерного роста.

При так называемом брежневском «развитом социализме» номенклатура захватила все сферы жизни общества и государства, и не только партийный и государственный аппарат, армию, милицию и спецслужбы, но и сферы производственной и хозяйственной деятельности, науки, образования, культуры. В этот период,

по подсчетам Михаила Восленского, советская номенклатура «вместе с чадами и домочадцами» составляла около трех миллионов человек, то есть менее 1,5% населения СССР.

Захват номенклатурой власти в образовавшейся после краха советского режима и распада советской империи новой России произошел достаточно быстро. И правящая сегодня уже российская номенклатура хотя и имеет как структурные, так и, естественно, кадровые отличия, является прямой наследницей номенклатуры советской.

Номенклатура победила демократов

Номенклатуризацию новой российской власти, которая в начале 1990-х годов представляла собой конгломерат представителей демократического движения и прогрессистской части советской номенклатуры, предопределили решения, принятые еще в ходе революционных событий.

Прежде всего, новая власть отказалась от десоветизации государственного аппарата, которая могла быть осуществлена за счет ограниченной профессиональной люстрации. Речь должна была идти не о массовой политической люстрации, которая как тогда, так и сегодня представляется некорректной. Такая люстрация могла бы затронуть судьбы порядка десяти миллионов бывших членов КПСС, состоявших в партийных организациях РСФСР, а также членов их семей, то есть порядка 15–20% граждан новой России. Но

законодательное ограничение права на занятие государственных должностей лицами, входившими в номенклатуру КПСС, занимавшими ответственные должности в партийном и государственном аппарате, а также лицами командного состава репрессивно-охранительных органов государственной безопасности и внутренних дел могло бы послужить защитой новой российской власти от номенклатуризации.

Подобная профессиональная люстрация могла частично затронуть интересы только бывшей советской номенклатуры, которая вместе с членами семей составляли не более 1–2% граждан России, но избавила бы новое государство от многих негативных явлений, которые имеют место сегодня. В частности, от таких, как «чекизм» (суть этого явления в особом значении и роли действующих и бывших сотрудников спецслужб в России в период президентства Путина. Этот термин был впервые публично использован в открытом письме бывшего генерала КГБ СССР Виктором Черкесовым в бытность его директором Федеральной службы контроля за оборотом наркотиков) и непрофессионализм в управлении государством.

Более того, новая власть решила привлечь к управлению государством «знающих прежнюю хозяйственную систему специалистов», после чего все звенья российского государственного аппарата были сразу же заполнены чиновниками, ранее работавшими в партийном и государственном аппарате СССР и РСФСР. Основу «профессионализма» таких чиновников составляли номенклатурные методы и механизмы кулуарного принятия решений и приемы аппаратных интриг.

Закономерно, что к концу 1993 года из властных структур были вытеснены практически все «демократы первой волны».

(Обратите внимание на эту дату, глупенькие апологеты "демократа" Ельцина - tapirr)

Read more... )




 


tapirr: (гей-ленточка)


Борис Соколов:

«Биографы Зои не присочиняли, как это произошло с 28 героями-панфиловцами, а, наоборот, умолчали о некоторых обстоятельствах подвига. Так, в советское время не принято было писать, что Зоя по сути была «факельщиком».

Она и ее товарищи выполняли приказ Сталина от 17 ноября 1941 года о тактике «выжженной земли», который требовал: «Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 - 60 км в глубину от переднего края и на 20 - 30 км вправо и влево от дорог… В каждом полку создать команды охотников по 20 - 30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника».

«Естественно, жители Петрищева были не в восторге от того, что присланные из Москвы партизаны сжигают их дома. Женщины, чьи избы пытались сжечь Зоя и ее товарищи, после задержания избивали Зою и даже вылили на нее ведро с помоями. Одна из погорелиц, Аграфена Смирнова, перед казнью ударила Зою по ногам палкой, крикнув:

«Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала…»

August 2017

M T W T F S S
  1 23456
7 89 1011 12 13
1415 16 17 181920
21 22 2324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 23 Aug 2017 21:27
Powered by Dreamwidth Studios